Как бразилец из «Спартака» собирался открывать ресторан в Кремле

«МК» публикует новый отрывок из книги легендарного журналиста Александра Львова, который начинал творческий путь в нашей газете.

Как бразилец из "Спартака" собирался открывать ресторан в Кремле

Мы уже публиковали отрывок из вышедшей не так давно в свет в издательстве «Просвещение» книги Александра Львова «От «Спартака» до сборной: судьбы, скандалы, трагедии» — про Олега Романцева и Павла Садырина. Сегодня — глава, посвящённая экс-форварду спартаковцев бразильцу Робсону, который запомнился болельщикам. Напомним, Львов был редактором еженедельника «МК-Футбол». С 1996 по 2001 год работал пресс-атташе в сборной и «Спартаке» Олега Романцева, с которым 6 раз выигрывал российское золото…

ХХХ

Зимой 2001 года в нашем футболе произошло событие, которое можно отнести к разряду исторических. Впервые обычную клубную команду, а не сборную страны, принял в Кремле президент России. И не по случаю победы в тогда недосягаемом даже в самых смелых мечтах Кубке УЕФА (что произошло уже позднее с ЦСКА), а после очередного, восьмого выигрыша звания чемпиона России.

Сейчас и не припомнишь, кто подал Владимиру Путину идею встретиться со «Спартаком» Олега Романцева и какие аргументы при этом приводились. Возможно, сыграло какую-то роль, что в этот же день, по соседству, в Кремлевском дворце, игрокам и тренерам должны были вручать золотые медали. А может, сработал статус «народной команды», коей «Спартак» считался в футбольном мире. Но факт остается фактом – идея первому лицу государства понравилась. И добро с его стороны соответствующими службами было получено. Хотя всем известно, что особой любви к игре миллионов Путин не испытывал, отдавая предпочтение романтическим горным лыжам и жесткому, в его характере, дзюдо.

В назначенный час, пройдя короткий инструктаж, наша компания при полном параде, в строгих клубных костюмах прибыла на автобусе в Кремль. Но там нам с извинениями сообщили, что аудиенция откладывается на час, предложив скоротать время в сопровождении экскурсовода в здешнем музее. Все было бы ничего, если бы после проведенного накануне праздничного застолья я не находился в состоянии, которое испытывает космонавт, только оказавшийся на родной земле после многомесячного пребывания в космосе. Короче, внутренний голос настойчиво требовал: «Немедленно поправь здоровье, а не то я за себя не ручаюсь!» Экскурсия в этом плане помочь никак не могла, а грозила только усугубить страдания организма. Казалось, вариантов изменить ситуацию не представлялось возможным, поскольку общепитовских точек в длинных коридорах замечено не было. Но видно Всевышний увидел с небес мои страдания и послал мне встречу, о которой невозможно было и мечтать: когда я вместе с остальными, понурив голову, уже был готов проследовать в музей, меня окликнул знакомый голос давнего приятеля Евгения, большого поклонника «Динамо», оказавшегося заместителем директора кремлевского комбината питания. Я понял – это спасение! И на зависть остальным отправился знакомиться с местным буфетом, вернувшим мне не только пошатнувшееся здоровье, но и своими ценами, веру в светлое завтра. Сами понимаете, что время там пролетело незаметно. Наконец, всех нас пригласили в зал, где президент обычно принимает гостей. Представитель протокольной службы строго предупредил пишущую и снимающую прессу, что ей для работы отведены только первые пять минут. А нам сообщил, как следует себя вести при появлении Владимира Владимировича, которого, согласно этикету, встречать надлежит стоя. Так мы и поступили, когда Путин в сопровождении помощника решительным шагом вошел в зал. И вдруг, направляясь к своему креслу, он пожал руку обомлевшему от неожиданности Робсону.

Почему для персонального приветствия был выбран именно бразилец, так и осталось загадкой. Возможно, сыграла свою роль экзотическая внешность спартаковского форварда, а может, Владимиру Владимировичу запомнился один из его голов. Но факт остается фактом – «Максимке» президент уделил особый знак внимания. Что сразу же было взято на заметку штатными остряками команды.

Сама встреча, выражаясь протокольным языком, «прошла в теплой, дружеской обстановке». Кстати, собеседником гостеприимный хозяин оказался на редкость информированным и задавал вопросы, которые могли бы поставить в тупик даже такого тертого дипломата, как тогдашний президент Российского футбольного союза Вячеслав Колосков. К примеру, Владимира Владимировича интересовало, когда же российская сборная выйдет на передовые позиции в мире. На что получил деликатный ответ: «Видимо, уже скоро, но пока есть объективные трудности». Полюбопытствовав, насколько опасен для здоровья футбол, Путин услышал: «Намного меньше, чем горные лыжи и дзюдо, зато платят в нем намного больше». Словом, все правила подобной встречи были соблюдены: президент вел себя предельно радушно, гости скромно и сдержанно.

Еще читать  СМИ: зарплата Роналду по новому контракту составляет 50 миллионов евро

После очередного поздравления с чемпионством и пожелания будущих успехов, на прощание было предложено вместе сфотографироваться на память. Происходило это на лестнице, где обычно и проводятся подобные съемки. Президент, как положено, занял место в центре, а остальные расположились вокруг него. Взволнованный фотограф дал предупредительную команду о вылетающей птичке, все сделали «чи-и-з» – и эпохальное событие стало документом. Затем Владимир Владимирович начал каждому на прощание персонально пожимать руку. И когда очередь дошла до Робсона, о чем-то спросил у помощника, кивнув в сторону слегка растерянного форварда.

Уже в автобусе бразилец имел неосторожность поинтересоваться, чем же так заинтересовала Путина его скромная персона.

– А ты не понял? – тут же среагировали остряки. – Он, как узнал, сколько ты уже голов в «Спартаке» назабивал, так сразу же сказал помощнику, чтобы тебе постоянный пропуск в его апартаменты выдали.

– Это зачем? – клюнул на наживку простоватый Робик.

– Как зачем? – продолжали разыгрывать его шутники. – Вдруг ты захочешь в Кремле вместе с Пеле бразильский ресторан открыть. Как надумаешь, так прямо к президенту за разрешением и пойдешь – пропуск-то имеется.

– А как я его получу? – вконец купился Робсон.

– Да Владимир Владимирович тебе лично сообщит. Не зря же он, когда нас провожал, у помощника номер телефона базы спрашивал. Так что теперь жди. Только смотри не пропусти. Президенты по два раза не звонят.

После этого дежурные в Тарасовке еще долго, давясь от смеха, рассказывали, что, приезжая на базу, бразилец первым делом интересовался – не звонили ли ему из Кремля. А когда он, уезжая в Японию, расставался со «Спартаком», на прощание заварившие эту кашу острословы говорили: «Не переживай, Роба. Если Владимир Владимирович будет искать, мы ему обязательно твой японский номер передадим. В общем, жди».

…Понял ли Максимка, как любя называли нападающего спартаковские фанаты, что это был обычный розыгрыш, или продолжал принимать все за чистую монету, сказать трудно. Да и не в этом суть. Главное, что память о себе он оставил хорошую – бился за ставший для него по-настоящему родным «Спартак», себя не щадя, за спины партнеров не прятался, врачам нервы, прикидываясь больным, не трепал. А ведь, как показало время, далеко не все легионеры в сегодняшней «народной» команде такие, хотя условия у большинства из них много лучше, чем были у простодушного бразильца.

Кстати, пятикратного чемпиона России.

P. S. После ухода из «Спартака», который Робсон очень переживал, судьба вначале забросила его во французский клуб второго дивизиона, а затем в Японию. В итоге он все-таки вернулся в Бразилию, женился, купил дом. И все еще продолжал цепляться за футбол, позволивший ему поиграть на своей второй родине, коей он по сей день считает Россию. Но время взяло свое, и он все-таки вынужден был оставить даже третьеразрядный клуб в Белу-Оризонти. Замечу, что это был первый легионер, к которому привередливый по этой части Романцев относился с огромным уважением и любовью. И не только из-за его голов, которые за пять сезонов выступления за «Спартак» бразилец забил больше сорока, огорчая в Лиге чемпионов вратарей английского «Арсенала», голландского «Фейенорда», португальского «Спортинга» и болгарского «Литекса». А из-за того, что этот бразильский парень дорожил своим правом играть за команду, сразу же принял ее законы и следовал им до последнего дня пребывания в России. Сейчас Луис Робсон, по прозвищу «Максимка», живет в родном Сан-Паулу и зарабатывает на жизнь в собственной мясной лавке. Говорят, что по субботам, собирая дома друзей и родственников, он с грустной улыбкой рассказывает им о времени, проведенном в далекой стране, ставшей для него вторым домом, о «Спартаке» и о том, как он ждал в Тарасовке звонка президента Путина, чтобы тот помог ему открыть ресторан в Кремле.

Источник






Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика