К росту через санкции: как ограничительные меры могут помочь отечественным производителям

Как утверждают китайцы, кризис — это время новых возможностей. И здесь самое главное — не поддаться общему пессимизму, а наоборот, найти позитивные тренды. Так, например, западные санкции и российское продуктовое эмбарго могут стать катализатором роста отечественного производства. В частности в малом предпринимательстве. Впрочем, одними лишь собственными силами отечественным бизнесменам не обойтись. Как правительство может помочь им воспользоваться «подарком» в виде санкций, «МК» рассказал председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по развитию системы закупок Антон Емельянов.

К росту через санкции: как ограничительные меры могут помочь отечественным производителям

— Антон Андреевич, какой бизнес в России считается малым?

— Говоря про малый бизнес, необходимо назвать характеризующие его критерии. Они достаточно простые. Первый — предельные значения выручки от реализации товаров, работ и услуг. Для микропредприятия — 120 млн рублей, а для малого предприятия — 800 млн рублей. Следующий критерий — количество сотрудников. Для микропредприятия — до 15 человек включительно, для малого — от 16 до 100 человек. Раньше процедура отнесения предприятия к категории малого бизнеса была достаточно размыта — предприятие либо само себя идентифицировало, либо это делало большое количество всевозможных органов в совершенно разных субъектах РФ. Сейчас появилась Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства, одной из целей которой является создание и ведение реестра субъектов малого бизнеса. Это важный шаг для того, чтобы дать им возможность работать без привязки к своей определенной территории. По своему определению бизнес — экстерриториален. Предприятие может и должно работать там, где хочет. На территории России статус субъекта малого и среднего предпринимательства (МСП) должен быть единым. Это важный шаг на пути развития МСП в нашей стране.

— Почему в настоящее время в России малый бизнес не распространен, как за границей?

— Причин, почему таких предприятий у нас не очень много, несколько.

Первая — то, что у нас до 2014 года общий экономический вектор был активнейшим образом направлен на открытую международную конкуренцию практически во всех областях. Это вело к тому, что еще не столь уж развитые российские компании сразу начали соревноваться с достаточно серьезными высокотехнологичными мировыми гигантами из Германии, Японии и так далее. Но, к сожалению, на рынке конечной продукции отечественные компании практически всегда проигрывали зарубежным компаниям, у которых за плечами многолетний опыт. Дело в том, что у них не было «просада» в 90-х, с которым столкнулись наши предприятия, у них не разбегался коллектив, за границей компании не испытывали голода инвестиций и так далее. А что такое малый бизнес? Как правило, это компании, которые находятся на второй или на третьей стадии производства товара. Они создают какой-то узел, комплектующую или иной элемент, который идет в сборку готовой продукции. В результате получается, что вся добавленная стоимость уходит за пределы России. По сути, нашим предприятиям ничего делать не остается, так как все комплектующие узлы изготавливаются за рубежом и к нам поставляются. В этом плане у нас конкурентоспособно в основном машиностроение, а также производство высокотехнологичных элементов.

Кроме того, у маленьких предприятий нет мощной системы маркетинга и продаж. Оно в основном концентрируется на производстве какого-то элемента, узла или отдельного вида продукции. При этом у него есть два-три ключевых клиента, с которыми оно работает достаточно долго, пытаясь поддержать репутацию. То есть малое предприятие нарабатывает свой потенциал только в определенной зоне.

— Такой подход напоминает топтание на месте…

— Да, можно сказать и так. Причем подобное наблюдалось и в продовольствии. На полках российских магазинов долгое время можно было встретить исключительно импортные товары. За границей ситуация совершенно иная — в любом месте лежат национальные продукты. В России же все было наоборот. Впрочем, в 2014 году с введением санкций ситуация изменилась. Уверен, что ограничения — это подарок отечественным производителям, которым необходимо воспользоваться с умом.

— Российским предприятиям это удалось?

— Здесь надо учитывать прежде всего колоссальный масштаб нашей страны и специфику каждой отрасли. Представьте себе любое машиностроительное производство, любое высокотехнологичное дело. Для начала нужно принять решение, пройти все бюрократические процедуры, освоить технологию, организовать производство, наладить сбыт и так далее. И если бы это все ограничивалось лишь оборудованием. Но нельзя забывать, что этот нелегкий процесс связан также и с людьми. Необходимо, чтобы они пришли, овладели профессией. Проблема в том, что готовых кадровых ресурсов практически нет — Советский Союз вместе со специалистами, системой образования и подготовки кадров уже как 25 лет закончился. Нужно набирать молодых работников, которых требуется всему обучить. А за год — это нереально. Поэтому очень важно, чтобы в отношении санкций не было колебаний.

— И как долго должны длиться санкции, чтобы импортозамещение заработало на всю катушку?

— Если режим санкций сохранится еще 3–5 лет, то у нас ситуация изменится совершенно кардинально, и причем именно в производственном секторе. Сельское хозяйство уже сейчас демонстрирует положительные результаты. Для этого достаточно зайти в те же магазины — уже половина продуктов российского производства. В регионах уже появляются абсолютно эквивалентные местные сыры, некоторые мясные изделия и прочее. В Крыму, например, можно купить совершенно потрясающее местное вино, а также отличный сыр местного производства. Результат налицо: люди за два года смогли решить вопрос импортозамещения. Причем цены существенно ниже, чем в Европе.

— Однако аграрии в регионах жалуются на то, что у них попросту нет складов для хранения продуктов, необходимого оборудования и так далее.

— То, что приходило в состояние упадка десятилетиями, не может восстановиться за год-два. Как говорится, ломать — не строить. А тут ситуация прямо противоположная: долго ломали и теперь хотим, чтобы быстро построилось. Много чего уже изменилось к лучшему, и еще больше предстоит сделать.

— Как можно помочь отечественным предприятиям?

— На сегодняшний день один из самых быстрых и эффективных способов — это электронные торги, которые направлены на то, чтобы наладить продажи. По большому счету для бизнеса ключ к успеху — это умение продавать. В настоящее время присутствует огромное количество торгов для малого бизнеса: и в госзакупках, и в закупках госкорпораций. По российскому законодательству закупки у субъектов малого и среднего предприятия — это независимо выделенный сегмент. Не менее 18% госзакупок должно размещаться для малого бизнеса. То есть крупные компании не могут участвовать в этих закупках. А закупок небольшого объема — их просто подавляющее большинство. По цифрам картина такая: госзаказ РФ — это порядка 6 трлн рублей, а заказ госкомпаний — более 20 трлн рублей.

— Как можно получить госзаказ? Какие критерии выбора поставщика?

— Существует несколько способов закупки. Самый распространенный из них — электронный аукцион. Заказчик формирует критерии качества и признаки того, что он хочет купить. Затем определяет набор параметров продукции, которая ему нужна. Участник подает заявку на эту закупку, подтверждает, что готов поставить указанную продукцию в соответствии со всеми предъявляемыми требованиями. Заказчик организовывает допуск участников к торгам, и в момент, когда торги идут, участники соревнуются между собой исключительно по цене. Кто предложил самую низкую цену — тот и победил. Если в течение 10 минут новое ценовое предложение не поступает, торги автоматически завершаются — и победитель определен.

Существуют также такие формы торгов, как электронные конкурсы и запрос предложений. Здесь одной ценой однозначно вопрос не решается. Если предмет закупки — это технологически сложная стройка или какая-то научная работа, то здесь выступают еще критерии качества и квалификации, которые определяются предыдущим опытом. В данном случае выбор поставщика происходит на базе взвешивания двух критериев — цены и опыта. Вокруг этих двух оценок строится вся система закупочных процедур — как в государственных закупках, так и в закупках госкомпаний.

Как правило, для малого бизнеса закупки идут по достаточно упрощенным процедурам и критериям. Другой вопрос — участники недостаточно осведомлены об этом или не всегда этим пользуются. Или они попросту не знают своих прав, или не уверены в своих силах. Притом что весьма большие деньги размещаются на рынке, мы часто видим, что десятки тысяч процедур остаются совсем без заявок или подается только одна заявка. А ведь это реальные деньги, за которыми стоит обязательство заключить контракт.

— Почему так происходит?

— Вся процедура — от момента публикации до момента заключения контракта — находится в абсолютно открытой публичной зоне. Она размещается на общероссийском портале госзакупок, то есть видно, какие критерии заказчик указал и что он требует. Вывешивается также проект контракта. Другими словами, все существенные условия последующей работы видны уже на начальном этапе. Все правила закупки уже определены, они стандартные. Участники торгуются друг с другом абсолютно на равных. При этом из дома или офиса выходить никуда не нужно. И участвовать можно не в одном аукционе, а сразу в нескольких. Можно сказать, что все зависит от того, как рука владеет мышью. По итогам заключается абсолютно понятный контракт.

Более того, на всех этих этапах у участников есть возможность обжалования процедуры в Федеральной антимонопольной службе. Нельзя сказать, что это происходит как-то скрытно, что где-то кого-то могут обмануть. В случае если участники замечают признаки того, что заказчик начинает адаптировать свои потребности к какому-то определенному виду продукции или составляет контракт с какими-то определенными условиями, это влечет за собой появление жалобы. ФАС в подавляющем большинстве случаев становится на сторону участников торгов. Но все это, безусловно, процесс, который требует усилий.

Между тем сейчас сформирован такой образ малого бизнеса, от которого не требуется никаких усилий. Его надо поддерживать, выращивать, помогать, холить и лелеять. Но здесь крайне важно и встречное движение. При наличии любого скепсиса до тех пор, пока не попробуешь и не пройдешь процедуру, ты до конца ни в чем не убедишься. Первая проблема — психологическая. В любом случае бизнес, хоть и малый, — это большая ответственность, ненормированная работа. Не все на это способны и не все решаются.

Как правило, малый бизнес — это предприятие, которое производит какой-то элемент. А заказчики — это организации, которые покупают конечную продукцию. Стимулирование спроса на отечественные комплектующие — вот вопрос, который пока не решен. Сейчас у нас идет стимулирование спроса на саму отечественную продукцию. Но малый бизнес — он в зоне производства комплектующих. Важно реализовать достаточно большой набор мер для того, чтобы конечная отечественная продукция состояла из российских комплектующих, чтобы добавленная стоимость максимально оставалась в нашей стране.

— Как это сделать?

— Один из способов — создание преференций для продукции, которая более чем на 60–70% собрана из отечественных комплектующих. Доказывать, что продукт создан в России, можно несколькими способами. Например, использовать возможности Торгово-промышленной палаты, которая выдает сертификаты происхождения продукции. Затем эти сертификаты можно представлять во время конкурса.

Другой, более сложный способ связан с системой Федеральной налоговой службы. Сейчас налоговая служба очень хорошо администрирует все виды уплачиваемых налогов и обладает мощной информационной системой, охватывающей всю страну. Если предприятие производит свою продукцию внутри страны, то по всей цепочке поставщиков НДС будет приближаться к 18%. При импорте налог платится сразу при ввозе. Применив определенные усилия, по таким цепочкам можно увидеть — в России эта добавленная стоимость оседает или значительная ее часть экспортируется. Вот почему вопрос стимулирования производства комплектующих очень важен.

Кроме того, необходимо, чтобы крупные заказчики пришли к осознанию того, что своего поставщика нужно «вырастить». Впрочем, шаги в этом направлении уже наметились. «Малыши» уже получают заказы от крупных игроков на более льготных условиях. Однако они сами должны показать и доказать, что готовы костьми лечь, чтобы все получилось.

— В госзакупках по каким отраслям больше малого бизнеса?

— В государственных закупках достаточно большой сектор — это ремонт и различные строительно-монтажные работы. Широко распространены также товары, работы и услуги, связанные с обслуживанием госучреждений, — мебель, канцелярские товары.

Еще читать  Минимальную стоимость «народных облигации» Минфин обозначил в 30 000 рублей

— Насколько российская система госзакупок отличается от западной?

— Российской системе электронных закупок в этом году 10 лет. Проделан большой путь развития и создана хорошо работающая система, которая является лучшей в мире. В других странах все намного более закрыто и жестко. У нас очень открытая информация, очень открытые процедуры. Сейчас в России практически любая организация или компания может принимать участие в любой закупке. У нас для этого максимально открыты все возможности. На Западе надо пройти сложный путь сертификации компании по квалификационным признакам. А это стоит и денег, и времени и является естественным барьером для попадания в определенный сегмент рынка.

Электронные аукционные процедуры также присутствуют далеко не везде на Западе. Как правило, это конкурсные процедуры с достаточно сложными параметрами участия. Системы подобного масштаба, как у нас — чтобы на такой огромной территории можно было принимать участие в закупках по определенным критериям, чтобы можно было пожаловаться, — это реально очень большое достижение, которое по-своему уникально.

— Малый бизнес из каких регионов активнее всего участвует в госзакупках?

— Градация четко соответствует населению, то есть Москва, Санкт-Петербург и другие города-миллионники. Такая же диспропорция и по географии — европейская часть и Дальний Восток. Можно также увязать эту статистику с практикой региона по развитию инфраструктуры по информированию. Важным моментом является то, что сейчас люди потихоньку начинают осознавать, что электронный способ — это работа на всю страну. Не важно, где ты находишься, — важно, чтобы были сила, энергия, желание работать и этим заниматься. Если ты понимаешь, что умеешь делать что-то лучше других, то, пользуясь этой системой, ты сможешь свою продукцию продать. А каждый регион по-своему хорош, вопрос в том — что ты собираешься там делать. В этом смысле я абсолютно уверен, что плохих регионов, где все безнадежно, не существует.

— Между тем у нас есть регионы-доноры и регионы-реципиенты. В чем причина отставания последних?

— Безусловно, здесь играет свою роль специализация регионов. Так, например, в Республике Тыва население преимущественно занимается животноводством. Понятно, что тут возникает вопрос переработки и доставки. Нужно иметь мощности, развивать и так далее. Есть общая проблема в том, что сейчас у нас неподъемные ставки по кредитам. Предпринимателю тяжело взять кредит под 15% годовых и его отбить. Это ненормальная ситуация. Сейчас главная проблема — доступ предпринимателя к финансовым ресурсам. Решить ее пытаются по-разному. Так же корпорация МСП, например, дотирует процентные ставки, для того чтобы предпринимателю кредит выходил дешевле. Но как малый бизнес ни поддерживай — все равно это риски и все равно вопрос возвращается к человеку, который, так или иначе, должен эту ответственность на себя взять и эту ношу умело пронести. Мало принять решение, нужно еще над собой поработать, чтобы со всеми трудностями справиться, что называется, мастерски. Это всегда непросто и требует от человека больших усилий. И это проблема не одного региона.

К росту через санкции: как ограничительные меры могут помочь отечественным производителям

Понятно, что имеет место проблема с кредитами для малого бизнеса, но с другой стороны — существуют же закупки малого объема. Не можешь ты с ходу выполнить контракт на 2 миллиона рублей, начни, условно говоря, с 200 тысяч. В настоящее время, используя механизм электронной площадки, ты можешь получить старт практически на любую сумму — вплоть до контракта, который ты можешь выполнить своими руками. Действующая инфраструктура — это возможность найти решение в той ситуации, когда кредит дорог и надо как-то развиваться за счет собственных средств. Одна из историй — взять маленький контракт и выполнить его, а после переключиться на проект побольше и так по нарастающей.

Еще один важный момент: сейчас по российскому законодательству до того, как заказчик начинает что-то закупать, он на год вперед делает план закупок. Фактически поставщик может разобраться с тем, что нужно заказчику, не в момент, когда закупка уже размещена, а задолго до этого. По большому счету он может посмотреть — кто из заказчиков планирует закупить производимую им продукцию. Может оценить свои возможности.

Это реальные инструменты, которые уже работают. Компьютер и Интернет уже есть у всех и везде. Сейчас много вещей можно сделать без особых денег. Но сил и желания никто не придаст, никакие программы. Это выбор самого предпринимателя, который должен взять на себя кучу проблем и рисков. Но жизнь так устроена, что ни одно достижение легко не дается.

Безусловно, надо понимать, что санкции постепенно будут отменяться, они не будут вечными. Наши западные партнеры поймут, что в современном мире нельзя наказать человека или страну, перестав что-то продавать. В первую очередь ты наказываешь себя самого. Период, который мы сейчас получили в виде санкций, сыграет благотворную роль. Однако пока сам не начнешь что-то делать — ничего не добьешься, хоть с санкциями, хоть без них.

Справка «МК»

Закупки государства и госкомпаний составляют порядка 30 трлн рублей в год, из них 4,8 трлн рублей — закупки для субъектов малого предпринимательства

Регионы — лидеры по импортозамещению

1. Алтайский край

2. Башкирия

3. Белгородская область

4. Воронежская область

5. Иркутская область

6. Калужская область

7. Краснодарский край

8. Москва

9. Ростовская область

10. Санкт-Петербург

11. Татарстан

Первые итоги импортозамещения

Рост производства:

Лекарства    +11,8%

Станки    +10,4%

Моющие и чистящие средства,

парфюмерия и косметика     +8,6%

Корма для животных     + 8,4%

Мясо и мясопродукты     +4,9%

Ткани    +4,2%

Молочные продукты    +2,7%

* Данные за январь—август 2015 года к аналогичному периоду 2014 года

ЭКСПЕРТЫ «МК»

Павел СИГАЛ, первый вице-президент «Опоры России»:

«Главный положительный экономический эффект от санкционного режима — активизация процессов импортозамещения в самых разных отраслях народного хозяйства. При этом в некоторых случаях получить быстрый эффект, к сожалению, не представляется возможным. К примеру, если говорить о машиностроении, для того чтобы вывести на рынок продукт, который может конкурировать с западными аналогами, необходимо не менее 3–4 лет. Очень многие предприятия уже активизировались, но должно пройти время, прежде чем мы увидим первые результаты. Совершенно другая картина в сельском хозяйстве, которое получило мощный драйвер роста за счет введения запрета на поставку различных товарных групп из европейских стран. В отрасль были проинвестированы колоссальные средства, и уже сейчас мы видим ощутимый прирост производства по целому ряду направлений. Прорыв наблюдается в производстве молочных продуктов, в особенности сыров. На фоне резкого роста спроса со стороны розницы объемы реализации продукции выросли на 30–40% и продолжают демонстрировать положительную динамику. Не столь однозначная картина наблюдается в сфере IT, где главным драйвером процесса импортозамещения является не рыночный спрос, а государственный заказ. Есть сразу несколько крупных проектов, которые получили хороший объем финансирования для создания российских аналогов наиболее востребованных программных продуктов, на которые планируется перевести государственный сектор, но пока все они не получили большого распространения, поскольку не выдерживают конкурентную борьбу с лидерами мировой индустрии».

Ирина РОГОВА, аналитик ГК Forex Club:

«Санкции не прошли бесследно для наших соотечественников. В первое время после введения Россией продуктового эмбарго отмечался достаточно резкий рост цен на продукты питания. По отдельным позициям повышение доходило до 20–40%. Но в настоящее время этот процесс приостановился. Недельная инфляция не превышает 0,1%. Однако полностью исключать вероятность новой волны роста цен нельзя, так как есть риск очередной девальвации рубля. Между тем падение реальных доходов вынудило население экономить. А это, в свою очередь, влечет за собой ответную реакцию производителей. Они стараются выпускать больше продуктов в дешевом ценовом сегменте. Естественно, это приводит к замене дорогостоящих ингредиентов в продукте на дешевые аналоги. Но, несмотря на это, продукция российских производителей, которые соответствующим образом маркируют свои товары, вполне может конкурировать с зарубежными аналогами. Безусловно, пока есть над чем работать. Для этого потребуются дополнительные инвестиции, что в условиях дефицита бюджета и ограниченного доступа российских компаний на внешние рынки может выступать фактором, сдерживающим импортозамещение. Так, в ближайшие годы ожидается снижение инвестиций в аграрно-промышленный комплекс. В 2017-м сектор недополучит около 10 млрд рублей в сравнении с 2016 годом (тогда государство выделило 215 млрд). Другими словами, пока рано говорить о полной замене импортной продукции отечественными аналогами в ближайшее время. Для этого потребуется 5–7 лет».

Петр ПУШКАРЕВ, аналитик ГК TeleTrade:

«Введенные западными странами санкции являются стимулом для России в ускоренном режиме находить и доводить до ума собственные разработки, а также наводить мосты с восточными партнерами. В частности со странами БРИКС. Они являются нашими естественными союзниками и не склонны увязывать общие интересы в сфере экономики с политикой. Дешевый рубль в этом нам помощник. Плюс нам необходимо развивать туризм. И в этом вопросе надо смелее привлекать деньги азиатских инвесторов. Так, например, Китай готов вкладывать миллиарды в туристический кластер на Байкале. В свою очередь, корейцы и японцы предлагают преобразить наш Владивосток».

Сергей ДУШЕЧКИН, финансовый эксперт компании «Аналитика онлайн»:

«До введения санкций российская экономика переживала не лучшие времена. Ситуация начала ухудшаться с 2011 года. Скрытая стагнация на фоне масштабного оттока капитала, сопровождаемая увеличением внешнего корпоративного долга, рано или поздно и так привела бы к кризису, а санкции всего лишь ускорили процесс. Средняя зависимость предприятий от импорта товаров и технологий в 2014 году составляла минимум 50%, а в некоторых секторах экономики вплоть до 90%. Под удар в первую очередь попали станкостроение, тяжелое машиностроение, легкая промышленность, радиоэлектронная промышленность и основа российской экономики — нефтегазовая промышленность. Благо что вопросы импортозамещения возникали у власти уже давно, а соответствующие мероприятия были заложены в большинство стратегий развития конкретных отраслей промышленности вплоть до 2030 года. Так, сейчас в лидерах по росту находятся оборонно-промышленный комплекс и сельское хозяйство. Согласно статистике, в 2015 году «оборонка» продемонстрировала рост производства на 13%. В разрезе по отраслям: в производстве радиоэлектроники рост составил 32%, боеприпасов и спецхимии — 22,5%, в судостроении — 16%, в ракетостроении — 7,5%, в авиастроении — 6%. В 2016 году Россия вышла на первое место в мире по экспорту пшеницы. За это нужно сказать спасибо в первую очередь урожайному году, а во-вторых — сельхозпроизводителям, которые на фоне санкций увеличили количество инвестиций, тем самым подстегнув рост производства в отрасли. Кроме производства пшеницы хороший результат можно наблюдать в производстве мяса домашней птицы и свинины, что позволило в итоге снизить долю импорта в потреблении мяса в России до 5% в 2015 году, против 16% в 2014 году».

Станислав ВЕРНЕР, вице-президент IFC Financial Center:

«Введенные санкции против нашей страны наряду с обрушением цен на нефть стали тем толчком, который ввел российскую экономику в состояние кризиса. Модель роста, основанная на потреблении за счет притока нефтедолларов, изжила себя, и международные ограничения фактически стали ее лебединой песней. Ограничение на доступ к зарубежным рынкам капитала в условиях крупных выплат по внешнему долгу взвинтили ставки по кредитам и заставили ЦБ отказаться от контроля за курсом рубля, чтобы не «палить» даром резервы. Шок на валютном рынке вывел из равновесия все макроэкономические параметры. Однако спустя два года экономика нашла новое равновесие, которое дает хорошие возможности для тех, у кого есть предпринимательская инициатива. Открылись блестящие перспективы для сельского хозяйства и пищевой промышленности. Слабый рубль — барьер для проникновения импорта. В России стало выгодно производить, и не только продукты питания. Улучшение наблюдается преимущественно в тех отраслях, которые нацелены на удовлетворение потребительского спроса. Так, по данным Росстата, с начала года вырос объем производства пищевых продуктов на 2,2%, текстиля — на 4,0%, обуви и изделий из кожи — на 6,4%».

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика