История бандеровцев. «Долгое время украинство было прибежищем городских сумасшедших». Интервью с Павлом Кухмировым




История бандеровцев. «Долгое время украинство было прибежищем городских сумасшедших». Интервью с Павлом Кухмировым

В январе нынешнего года, когда с русским добровольцем Павлом Кухмировым
мы говорили о том, чем же является Донбасс для России, и что происходит
на этой территории с точки зрения мировых процессов, вскользь мы
затронули тему бандеровцев и бандеровщины как явления.

 

Тогда я поняла, что Павлу есть что сказать об этом, и в рамки одного
интервью вместить всё будет очень сложно. Мы договорились записать
отдельное интервью, посвящённое этой теме. А тут и сами бандеровцы
активно напомнили о себе: объявили блокаду Донбасса, начали громить и
изгонять российские банки, а потом и вовсе, заняв трибуну Верховной
Рады, выдвинули ультиматум действующей украинской власти. Самое время
разобраться в том, кто же они такие? Откуда появились и чего хотят?
Какова их миссия? И какую угрозу несут они не только Донбассу, но и всей
России в целом?

 

— Павел, кто же такие бандеровцы? Не как организационная структура, а, скорее, как идея и явление.

 

— Для того, чтобы понять, что это за явление, необходимо обратиться к
истории вопроса. До начала 60-х годов 19 века никакой Украины не было.
Это слово использовалось, конечно, но контекст был другой – земля,
территория у фронтира, как сербское слово «краина», т.е. территория,
страна, область, и иного контекста у этого слова не было. Но c начала
60-х годов 19 века возник так называемый «украинский проект». Он возник
искусственно. Известны и его авторы. В качестве идеолога – польский
генерал Людвик Мерославский, бывший генерал в армии Российской Империи,
который во время одного из польских мятежей изменил Империи, а после
того как это восстание потерпело поражение, сбежал в Австро-Венгрию, и
оттуда продолжил делать «добрые дела» в адрес своей бывшей страны. Этот
человек очень четко уловил идею, очень четко сформулировал цели и
задачи: взорвать русский народ изнутри.

 

— Зачем ему это было нужно?

 

— Скорее всего, на тот момент, это был вопрос банальной мести. На самом
деле, роль личности в Истории, на таких вот примерах очень хорошо
прослеживается. Но цели и задачи сформулировал он, известна его фраза:
«Бросим пожар и бомбы за Днепр и Дон, в сердце России. Пускай уничтожат
ее. Раздуем ненависть и споры в русском народе. Русские будут рвать себя
собственными когтями, а мы будем расти и крепнуть». Именно этот человек
стал идеологом украинства. Кстати говоря, такие же «украинства»
пытаются организовать сейчас и в России, ровно по тем контурам, что
наметил Мерославский. Смысл в том, чтобы расколоть изнутри великий
русский этнос на множество малых этносов, ненавидящих друг друга, и
главное – ненавидящих Россию. Ненавидящих не просто как государство, но
как идею.

 

Итак, Людвик Мерославский стал идеологом украинства. Технологом же,
тем, кто набил технологическую канву идеи, стал другой поляк — Павлин
Стахурский-Свенцицкий. В историю он вошёл под другим именем, вернее,
псевдонимом, который он себе взял, когда начал украинствовать – Павло
Свий. При этом сами наши украинские «небратья» этих персонажей отчаянно
затирают, пытаются задвинуть в тень. И это понятно – признай они их,
значит, придётся признавать и искусственность всего «украинского
проекта». Закинутая Мерославским и Свием «бомба» была такого свойства:
украинцы – это не русские. И это, если убрать всё наносное, все
искусственные конструкции, является ядром «украинского проекта». Больше в
нём ничего нет, кроме вот этого: «Украина – не Россия, украинцы – не
русские».

И украинство так бы и оставалось выдумкой двух городских сумасшедших,
если бы за эту идею не ухватились спецслужбы Австро-Венгерской Империи. В
то время русский народ был разделённым. Галицкая Русь находилась под
властью Австро-Венгрии. Там находились православные святыни, например,
Почаевская Лавра. И, несмотря на то, что большое количество населения
там были униатами, но это были совершенно другие униаты, чем есть сейчас
– они были абсолютно прорусскими. Униатские священники массово, на тот
момент, возвращались в православие, шли колоссальные крестные ходы, и
Австро-Венгерская Империя чётко понимала, что от этого могут быть
проблемы. Во избежание их она начала такую своеобразную национальную
политику, целью которой было не только оторвать русское население
Галичины от русского народа, но и переориентировать его с Востока на
Запад. То есть лозунг «Украина – цэ Европа» возник не сейчас, он, на
самом деле, возник ещё тогда. Те, кто начал украинствовать, писали
тогда: «Нет, мы не русский подрывной элемент. Мы – верноподданные
императора», естественно, под императором подразумевался император
Австро-Венгрии. И на протяжении лет пятидесяти, пока всё это переживало
инкубационный период, украинство оставалось гетто для городских
сумасшедших, которых, с подачи австрийских спецслужб, щедро спонсировала
австрийская корона.

 

Начиналось всё по схеме, которая используется и по сей день – с клубов
любителей «писэнь», вышиванок и рушников, изучения «родного» наречия.
Численность этих «песенников» росла очень медленно, в основном, глядя на
них, люди крутили пальцем у виска. Определенный рывок в росте
численности произошёл в начале 20-го века, ещё до Первой мировой войны.
Тогда в донесениях российской жандармерии отмечалось, что «появились на
нашей территории яростные проповедники украинства», с которыми жандармы
просто не знали, что делать. И делать с этим так ничего и не стали,
потому что не представляли, что это такое и чем может закончиться – ну
ходят себе странные люди, поют песни, рассказывают о вышиванках, ну и
что? К сожалению, столичная интеллигенция ухватилась за эту идею, и
признала украинский диалект русского языка самостоятельным языком. Зачем
это было сделано – я не знаю. Наверное, на тот момент, столичной
интеллигенции это казалось «гламурным» и «комильфо».

 

— Кем именно было принято это решение?

 

— Российской Академией Наук. Кстати, даже слово «Украина» возникло не
сразу. Адепты этого проекта лет 40 думали, как им назваться – были
варианты и «карпатские славяне» и, что самое смешное, «карпатские
русские». В итоге остановились на «украине». Тогда же возникли идеи,
которые бродят до сих пор. Например, перевести так называемый
«украинский язык» с русского алфавита на латинский. Это была идея как
раз таки Павла Свия. Его же можно назвать и отцом украинского языка. Он
брал отличия, существующие в разных диалектах, гипертрофировал их и
расширял. Ещё 100 лет назад галицийский диалект существенно отличался от
того, каким он является сейчас. Там было гораздо больше русских слов.
Теперь же галичанина понять практически невозможно.

 

Но настоящий мощный бросок «украинского проекта» произошёл, когда
началась Первая мировая война. Русское население Галичины подверглось
геноциду. На территории появились концлагеря — Талергоф и Терезин. Два
самых страшных места на тот момент времени. Вообще концлагерей было
порядка 30. По некоторым данным через эти концлагеря прошло до миллиона
человек. Но не всех вывозили именно в лагеря. В самих Карпатах, во
Львове и других русских городах и сёлах в это время также шла настоящая
бойня. Людей уничтожали целыми кварталами, церковными приходами.
Догадайтесь, кто этим занимался?

 

— Те, кто именовал себя украинцами?

 

— Да. Любители вышиванок и «писэнь». Именно эти ребята, которые вроде
бы занимались фольклором, как только началась Первая мировая война, были
мобилизованы, и им было поручено вырезать русское население – то,
которое не желала отказаться от того, что оно русское. Если посмотреть
на довоенные фотографии города Львова, то там не было ни одной вывески
на украинском языке. Примерно 10% вывесок было на государственном
немецком языке, остальные были написаны на русском. Львов был русским
городом. Кроме русских там жили поляки, процентов 60 русских и процентов
30 поляков. Десять процентов уже тогда составляли украинствующие. А к
концу Первой мировой войны Львов стал «городом поляков и евреев». Так
его назвал один из очевидцев. Русских не осталось вообще – их всех
убили. Кстати, когда была создана Западно-украинская народная
республика, то Львов не хотел входить в её состав, и поляки воевали с
украинствующими, вели уличные бои. Вдумайтесь — воевали поляки. В
городе, который ещё 4 года назад говорил на русском языке. А ситуация в
концлагерях Терезин и Талергоф была следующей: руководство лагерей
поставило перед заключёнными условие – либо ты записываешься в украинцы,
либо умираешь в муках. Порядка 100 тысяч человек были убиты в одном
Талергофе. Те же, кто соглашался стать украинцами, должны были
расстреливать тех, кто отказался это сделать. Именно там и ковались
кадры для будущего бандеровского движения. Бандера, кстати говоря, был
младшим офицером армии Западно-украинской народной республики (ЗУНР). И
вот эти люди, в головах которых произошёл серьёзный метафизический слом,
которые отказались от своих предков и расстреляли своих товарищей, эти
люди вернулись обратно. И население Галичины изменилось очень круто.
Произошёл колоссальнейший отрицательный отбор. Экзистенциальное падение
на невероятное дно. Потом часть Галичины отошла к Польше, и уже там
начало развиваться то движение, которое и застал Бандера — движение,
впоследствии названное его именем.

Еще читать  Сводка военных событий в Новороссии за 14.03.2017

 

Впоследствии большую роль в укреплении этого движения сыграла, как это
ни прискорбно осознавать, советская власть. Была создана Украинская
Советская Социалистическая Республика, в руководство которой были
приглашены такие одиозные личности как Винниченко, Сосюра, Грушевский. И
именно эти люди вплотную занялись продвижением украинства,
насильственной украинизацией всего населения.

 

— Зачем это нужно было СССР?

 

— Я не усматриваю здесь какого-то заговора или злого умысла. Думаю, что
советская власть просто ошиблась в этом вопросе. Так бывает. Равно как и
ошиблась власть Российской Империи, не подавив в зародыше агитаторов
украинства, о которых докладывал имперский жандармский корпус.

 

После того, как был создан ОУН (Организация украинских националистов),
начали происходит все самые страшные вещи, которые мы знаем о
современных бандеровцах.

 

Теперь, возвращаясь к вопросу о том, кто такие бандеровцы, можно
ответить, что это существа (людьми их назвать нельзя), получившиеся в
ходе нескольких волн отрицательного отбора. Первая волна – это
концлагеря, где предки бандеровцев убивали своих же друзей, соседей,
знакомых, вторая – это Львов, где русских людей они же вырезали целыми
кварталами, и третья волна – это ОУН, внутри которой была создана своя
«служба бэзпэки», которая отсеивала всех недостаточно жестоких,
недостаточно украинствующих. Осознайте — внутри этого движения долгие
годы культивировалась психопатическая жестокость. Для примера: в одном
из уставов ОУН в качестве наказания была записана такая мера, как
отрубание головы перед строем. Это в центре Европы в середине двадцатого
века. О том, что они творили во время Волынской резни, думаю, известно
каждому: все эти «гирлянды» из мёртвых детей, которые они колючей
проволокой приматывали к телеграфным столбам, разрезание животов
беременным женщинам, извлечение оттуда ребёнка и зашивание вместо него
живого кролика, и прочая мерзость, для которой было всегда характерно
одно – истеричная бесчеловечность. Эти существа соревновались между
собой в жестокости. Вот кто такие бандеровцы, и вот, в результате чего
они появились. Это не люди — это мутанты. И это не метафора.

 

Что касается нынешнего времени, то пока им не дают разгуляться на
Украине в полный рост. Но если дадут – поверьте, и Талергоф, и Волынская
резня покажутся пустяками по сравнению с тем, что может быть теперь,
при нынешнем уровне развития технологий.

 

— Нынешние радикальные бандеровцы могут прийти к власти на Украине?

 

— Бандеровцы у власти на Украине с 1991 года. Что касается именно
радикальных бандеровцев, то они могут прийти к власти. И, скорее всего,
придут.

 

— Павел, как вы можете тогда обозначить Украину, не как страну, которую мы знаем, а, скорее, как идею. Украина – что это?

 

— Единственный смысл существования Украины как идеи – это быть оружием
против России. Никакого другого предназначения у неё нет. У войны,
которая сейчас идёт в Донбассе не экономическая подоплёка. Эта война —
нечто гораздо большее, чем простой региональный конфликт, который можно
погасить своей «договороспособностью». Нет. Это — война не на жизнь, а
насмерть. И столкнулись в ней Русский Мир и «украинский проект» — две
сущности, являющиеся абсолютными антагонистами друг к другу. Два
явления, само существование которых на одной планете одновременно
абсолютно невозможно. Эта смертельная схватка должна была произойти. Её
не могло не случиться. К этому всё шло последние 100 лет. В этой войне,
как в одном очень старом фантастическом фильме – «должен остаться только
один». По-другому она не закончится. Другого исхода у неё не будет.
Даже если она, как кавказская война, продлится сто лет.

 

К сожалению, в России недооценивают уровень угрозы, исходящий с нынешний Украины.

 

— Что вы имеете в виду?

 

— Российская власть считает, что «украинский проект» всё ещё находится
на стадии личинки, когда формируется некая «украинская нация». Но это не
так. Уже не так. Нация уже сформировалась, эта стадия «проекта»
окончена. Произошёл тот самый рывок в новую ипостась. И произошёл он в
2014 году. Вылупление взрослой особи началось 22 февраля, в день
государственного переворота в Киеве, и закончилось 2 мая, когда в Одессе
живьём жгли людей, а в Донбассе началась настоящая, полномасштабная
война. С этого момента перед нами уже не «личинка», а «имаго» — взрослая
и безумно агрессивная особь. Живущая по-другому, функционирующая
по-другому, имеющая другой обмен веществ, другой стереотип поведения и
абсолютно другой облик. Но в России просто не хотят этого видеть. У нас
продолжают считать, что перед ними всего лишь «личинка». Эдакий
забавный, зубастый, но, в целом, безобидный червячок в вышиванке. И всё
время по-детски удивляются, откуда у червячка шипастые лапы и хелицеры. И
почему, когда он кусает — в кровь попадает яд.

 

Итак, «украинский проект» больше не создаёт антинацию. Он уже её создал. Теперь он создаёт антицивилизацию.

 

— Поясните.

 

— У того самого «оружия против Русского Мира» произошла смена качества.
Его целью больше не является отрыв от Русского Мира половины Юга
России, а от русского народа — половины его южан. Теперь его цель —
поглотить Россию целиком. Разумеется, речь не идёт о военном поглощении.
Хотя, и этот вариант я бы не сбрасывал со счетов — в конце концов, в
случае серьёзной внутренней дестабилизации для наших врагов могут
открыться самые неожиданные «окна возможностей». А бандеровский режим в
Киеве проанонсировал создание двухсоттысячной «добровольческой армии».
Это так, на всякий случай. Ремарка из серии «доигрались». Но 99%
опасности уже не исходит от оружия. То поглощение, о котором я говорю,
может произойти на уровне идей. На уровне смыслов. На уровне изменённых
цивилизационных кодов.

 

Знаете, почему иммунная система организма не реагирует на развитие
раковых клеток? Да потому, что у раковых клеток с тем организмом,
который они пожирают, одно ДНК. Вот и здесь ситуация может стать очень
похожей. Мы ведь один народ. Мы — одна цивилизация. И стандартные
иммунные реакции культуры здесь просто могут перестать срабатывать.
Создатели «украинского проекта» просто взяли русское цивилизационное
ядро и подвергли его уродливой мутации. Это всё ещё оно. Но превращённое
в собственную противоположность. Всё, что дорого нам — ненавистно им.
Всё, что для нас белое — для них чёрное. Это сложнейший процесс, который
очень тяжело описать словами. Но суть его в том, что с бандеровского
плацдарма в большую Россию должна начать проникать анти-Россия. В чём её
суть? Попытаюсь объяснить.

 

Главным содержанием антицивилизации должен являться отказ русского
народа от своей цивилизационной самобытности — отказ России от Русского
Мира. Добровольное признание себя не самостоятельной цивилизационной
величиной, а частью другой цивилизации – западной. Да не просто частью —
её задворками. Это именно то, что произошло на бывшей «украине».

 

А тот, кто искренне считает, что подобное в России невозможно — или
человек, обделённый информацией, или человек, обделённый умом. На самом
деле зараза УЖЕ в России. Сейчас она довольно маргинальна. Хотя, даже
сейчас её сторонников куда больше, чем хотелось бы. Но с появлением
украинского «природного источника чумы» измениться может очень многое.
Если, конечно, не принимать меры. Вот только делать это возможно, обретя
понимание. А с этим проблема. Проблема, которая может стать
критической.

 

Причём, ситуация эта ужасна для всех. Даже для тех, кто всем сердцем
верит в антицивилизацию, разделяет её ценности и стремится к её победе.
Потому, что украинская анти-Россия — это цивилизация смерти. В прямом
смысле слова. Её единственная задача — уничтожить Русский Мир, после
чего она будет просто не нужна. Она сама должна будет умереть. Либо
утратить субъектность, растворившись без остатка на западных задворках,
либо и вовсе физически. Она утратит цель и распадётся. Совершит
собственное цивилизационное самоубийство. «Путями смерти ходят только
мёртвые». Я не помню, кто это сказал. Но он прав от первой, до последней
буквы.

 

Вот потому я повторяю раз за разом, что идущая сейчас война закончится либо во Львове, либо в Москве. Третьего не дано.

 

— Спасибо за беседу.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика