Ислам против «Бессмертного полка»: почему в Душанбе запретили акцию памяти




В Таджикистане решили отказаться от акции «Бессмертный полк». Об этом сообщило национальное информагентство «Ховар». Запрет на шествие объяснили тем, что в приграничных районах с Афганистаном продолжаются военные действия. В заявлении было сказано также, что, согласно исламским традициям, недопустимо выходить на улицы с портретами погибших.

О том, может ли подобная патриотическая акция противоречить исламским ценностям, мы поговорили с председателем правления Таджикского культурного центра в Москве, кандидатом филологических наук Хуршедой Хамракуловой.

Ислам против «Бессмертного полка»: почему в Душанбе запретили акцию памяти

Заявку на проведение акции «Бессмертный полк» подал в мэрию Душанбе республиканский Комитет ветеранов войны и труда еще в феврале. Уже был согласован маршрут и вопросы безопасности. А 2 мая чиновники отказали общественникам.

– В исламе существует жесткий запрет на изображение людей и животных. Считается, что любой создавший такого рода изображение человек становится творцом, подобным Аллаху. И за это в Судный день будет наказан, — говорит Хамракулова. — Но жизнь вносит свои коррективы. Во всем происходят изменения. В современной жизни люди, исповедующие ислам, фотографируются для паспорта, других документов, в их домах весят портреты предков. И это, я считаю, не идет в противовес религии.

Люди хотят выйти на улицы, пройти по улице с портретами своих предков — фронтовиков, чтобы почтить их память. Они даровали нам мир. И запрещать подобное шествие, я считаю, глупо, недальновидно, бессердечно, в конце концов.

Я два года подряд принимала участие в этой народной акции. И в этом году собираюсь пройти как участница «Бессмертного полка» с портретом отца по Красной площади в Москве.

Мой отец, Даврон Хамракулов, с первого дня оказался на войне. Он служил на западной границе, был артиллеристом. Отец с болью рассказывал, как они в составе 52-й гвардейской дивизии отступали с боями, выходили из окружения, спасая боевое оружие. Как под бомбежками гибли мирные люди.

Отец форсировал Волгу, отстаивал Сталинград, участвовал в Курской битве, близ Прохоровки. Он вспоминал, что, несмотря на солнечные, ясные дни, было пасмурно: солнце заслоняли многочисленные боевые самолеты. Отец был командиром расчета, состав которого практически весь погиб. В боевых сводках отец тоже считался погибшим. Когда санитары обходили поле битвы, заметили, как он слегка пошевелил рукой. Его тут же отправили в медсанчасть. У отца было 13 пулевых и осколочных ранений. Почти год, до 44-го, он провел в госпитале в Воронеже.

Бабушка Султанай, получив похоронку, отказывалась верить, что ее сын погиб. А когда от него пришло письмо, она ходила, показывала всем весточку и твердила: «Я верила, я знала…»

Еще читать  Вице-канцлер Австрии призвал к отмене антироссийских санкций

Отец был инвалидом первой группы. В легких и в плече у него остались осколки, левая нога не сгибалась. Помню, когда я была маленькая, он учился ходить без костылей. Отец был награжден 29 орденами и медалями. Работал в системе общественного питания.

В 66-ом к нам в Самарканд приехала из Белгорода журналистка. Оказывается, все послевоенные годы отца считали погибшим. В музее боевой славы одной из курских школ весел портрет отца, под которым было написано: «Геройски погиб в сражениях на Курской дуге». Однажды один из ветеранов, которого пригласили рассказать о тех страшных боях, воскликнул: «Так Давронх-то живой!» Об отце решили написать очерк. Я помню, как журналистка удивлялась, что у нас в семье 12 детей. А ведь еще двоих послевоенных сирот родители удочерили, вырастили и выдали замуж.

Отец рассказал журналистке про операционную медсестру Ксению Николаевну Рубцову, которая выходила его в госпитале после ранения. Он помнил ее всю жизнь.

Несмотря на ранения и то, что его мучили страшные боли, отец до 70 лет работал. На пенсию ушел с поста директора ресторана. Также под его началом были многочисленные кафе и буфеты. До конца его дней к нам домой приходили его сотрудники, чтобы поздравить отца с Днем рождения и с Днем Победы. Отец чуть- чуть не дожил до своего 93 – летия.

Для нас в семье 9 Мая – один из главных праздников. Когда я в прошлом году шла по Тверской улице внутри колонны «Бессмертного полка», видела, какое было воодушевление у людей! Присутствующие подходили друг к другу, спрашивали: «Где служил ваш отец, ваш дед?» Каждый стремился рассказать историю своей семьи и услышать военную историю тех, кто шел с ним рядом.

Я думаю, что «Бессмертный полк» — это то, что может нас всех здорово объединить. И очень огорчена, что на моей родине, в Душанбе, решили отменить эту акцию. Тем более ссылаясь на то, что это противоречит исламским ценностям. Таджикистан никогда не объявлял себя исламским государством, он позиционировал себя как светское государство. Я тоже человек верующий. Бог дает нам нравственные установки. И я не считаю, что нарушу какие-то заповеди, если пройду с портретом отца и отдам дань памяти фронтовикам 9 Мая.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика