Империя Эрдогана: как президент Турции из реформатора превратился в султана




Турция готовится к самым важным политическим изменениям со времен крушения Османской империи. Конституционная реформа, которая будет вынесена на одобрение граждан страны 16 апреля, может превратить турецкую республику в суперпрезидентскую и наделить ее лидера Реджепа Эрдогана почти неограниченной властью.

Это окончательно закрепит за ним титул «султана», которым его наделили журналисты и оппозиция. Между тем Эрдоган начинал свою политическую карьеру как реформатор и убежденный западник.

Империя Эрдогана: как президент Турции из реформатора превратился в султана

Суть реформы

Конституционная реформа уже была одобрена турецким парламентом, в котором большинство принадлежит пропрезидентской «Партии справедливости и развития». Теперь слово за гражданами страны, убедить которых будет уже не так просто.

В планах у правительства — упразднить должность премьер-министра, который сейчас обладает самыми широкими властными полномочиями, и передать их президенту. Эрдоган сможет сам назначать вице-президента, министров, членов коллегии судей, прокуроров и начальника генштаба вооруженных сил, а также выпускать президентские указы, имеющие силу законов, без одобрения парламента.

Таким образом, президент сосредоточит в своих руках контроль над всеми ветвями власти и даже над силовиками, которые раньше были весьма самостоятельны и не раз вмешивались в политику страны. Он также получит право объявлять в стране чрезвычайное положение (введенное после попытки военного переворота 15 июля 2016 года, оно до сих пор не отменено).

У парламента, согласно законопроекту, все же остается возможность влиять на правительство, например, создавать комиссии и направлять туда письменные запросы. Кроме того, законодательный орган сможет абсолютным большинством голосов инициировать расследование в отношении президента и через высший судебный орган страны отстранить его от власти.

Президентские и парламентские выборы будут проходить в один день, и ближайшая такая дата — это 3 ноября 2019 года. Большинство изменений в конституцию вступят в силу в считаные месяцы после референдума. Поэтому Эрдоган сможет остаться у власти как минимум до 2019 года, а как максимум — до 2029. Ведь количество его переизбраний после конституционной реформы обнулится, и он получит возможность править еще два пятилетних срока.

Ключ к власти — кошки и сирийцы

«Судя по последним опросам, примерно половина турок собирается голосовать за реформу и половина — против, — рассказал в комментарии «МК» научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Ильшат Саетов. — Все будет зависеть от последних предвыборных шагов или происшествий (в Турции нередко перед выборами происходят теракты). Ходят слухи, что нескольким сотням тысяч сирийцев, находящимся на территории Турции, будет дано право голосовать. Естественно, они отдадут голоса за внедрение суперпрезидентской системы.

Вообще фальсификации и подтасовки на избирательных участках не очень присущи Турции, однако начиная с муниципальных выборов 30 марта 2014 года такие случаи начали происходить. Доходило до смешного: на избирательных участках отключался свет, а объясняли это тем, что кошки залезли в электробудку. С помощью таких махинаций могли «накинуть» 3–5% голосов. Больших вбросов быть не может, но властям хватит и 5%, чтобы победить. Поскольку страна находится в состоянии чрезвычайного положения, многие вещи проще будет сделать, например, ввести войска на юго-востоке, где за Эрдогана голосуют неохотно.

Эрдоган уже владеет практически абсолютной властью в стране, просто она нелегитимна. Изменения в конституцию ее узаконят. Кроме того, в законопроекте предусмотрен интересный трюк: если парламент досрочно слагает полномочия, президент тоже уходит с поста, и этот президентский срок не считается. То есть де-юре он может править два пятилетних срока, а де-факто — еще лет двадцать.

Для России это означает непредсказуемость турецкой политики, рост рисков. Когда количество людей, принимающих решения, ограничивается одним, этот человек может в силу настроения, психологических особенностей, болезни предпринять совершенно неожиданные действия.

Как мы могли наблюдать в последние два-три года, при единоличном правлении положение турецкой экономики ухудшается. Она очень сильно завязана на конкуренцию (76% людей работают в сфере малого и среднего бизнеса), поэтому монополизация определенных сфер, уменьшение свободы, нарушение прав человека приводят ее в упадок. Если в стране случится экономический кризис, вполне возможно, что Эрдогана в следующий раз просто не выберут».

Дней эрдогановых прекрасное начало

Выходец из небогатой семьи сотрудника береговой охраны и дитя неблагополучных районов Стамбула, Эрдоган завоевал популярность именно потому, что был близок обычным людям. Он призывал вернуться к простым и понятным мусульманским ценностям, но не забывал и о сближении с Европой. Созданная им «Партия справедливости и развития» выиграла парламентские выборы в 2002 году. Но вплоть до 2003 года Эрдоган не мог занять кресло премьер-министра из-за судимости. В 1998 году он отсидел в тюрьме несколько месяцев по обвинению в разжигании религиозной розни. Поводом послужило процитированное политиком стихотворение, в котором содержались строки: «Мечети — наши казармы, купола — наши шлемы, минареты — штыки. Наши солдаты полны веры».

Еще читать  В небо в юбке: в России впервые появятся военные летчицы

Спустя год измененное законодательство освободило лидера движения от судимости и позволило ему стать премьером. Новый глава правительства поставил себе цель привести страну к членству в Евросоюзе и рьяно принялся выполнять многочисленные требования Брюсселя, многие из которых касалось демократизации политической жизни. Премьеру также удалось вывести экономику страны из рецессии и обеспечить стабильный экономический рост.

В начале правления турецкий лидер отошел от своих жестких исламистских взглядов (но в глубине души, скорее всего, никогда их не менял). Над политиками в Турции всегда висел дамоклов меч военного переворота. Поэтому посягать на светские основы республики, которые священны для местных военных, Эрдоган не смел.

Вместе с ростом популярности нового главы правительства начинает восходить звезда его будущего преемника Ахмета Давутоглу. В 2001 году еще никому не известный профессор Университета Билкент опубликовал книгу «Стратегическая глубина», в которой утверждалась концепция неоосманизма. Согласно ей, Турция должна снова занять доминирующее положение в границах бывшей Османской империи, стать центром притяжения для всего Ближнего Востока. Эта идея завоевала огромную популярность в Турции и пришлась по вкусу Реджепу Эрдогану, который поставил ее во главу своей внешней политики. Давутоглу сначала получил пост чрезвычайного и полномочного посла, потом — министра иностранных дел, а в 2014 году — премьер-министра.

Аппетит приходит во время еды

Сложно сказать, что же толкнуло Эрдогана на путь авторитаризма. Возможно, он оказался так очарован идеями неоосманизма, что решил отбросить планы по сближению с Европой. Может быть, дорога в Евросоюз показалась ему слишком длинной и тернистой, а Брюссель — слишком придирчивым. Или просто популярность вскружила политику голову. В любом случае, откат к авторитаризму в Турции начался с гонений на прессу. Например, в 2007 году правительство вынудило газету Hurriyet уволить одного из колумнистов, и это было только начало. Согласно закону, запрещающему оскорблять национального лидера, к 2017 году было открыто больше 2000 дел против журналистов, карикатуристов, учителей, школьников и даже «мисс Турция». В 2016 году одна из крупнейших газет страны Zaman была закрыта, а редактора издания Cumhuriyet оказались за решеткой.

Власть Эрдогана крепчала с каждым годом, и в 2013 году это вылилось в массовые акции протеста в парке Гези, которые были жестоко разогнаны полицией. В этом же году разразился коррупционный скандал с участием функционеров правящей партии. В Сети распространилась запись разговора, на которой, предположительно, Эрдоган дает указания своему сыну избавиться от наличных денег, хранящихся в семейном доме. После этого подозрения пали и на самого премьера. В ответ правительство заблокировало социальные сети и видеохостинги, с помощью которых тиражировалась запись. В результате несколько крупных чиновников лишились своих постов, но сам Эрдоган устоял.

Закручивание гаек происходило на фоне строительства грандиозного президентского дворца «Ак Сарай», состоящего почти из 1000 комнат. Особое возмущение турецкой общественности вызвало то, что Эрдоган решил возвести свою новую резиденцию в охраняемой природной зоне парка, основанного самим Ататюрком.

Отработав на посту премьера положенные два срока, Эрдоган уступил место своему единомышленнику Ахмету Давутоглу, а сам избрался на второстепенный пост президента. По-видимому, экс-глава правительства рассчитывал сделать из Давутоглу марионетку и править от его имени. Но спустя два года премьер-министр неожиданно подал в отставку. Настоящие причины этого неизвестны, но многие аналитики сходятся на том, что идеолог неоосманизма начал действовать слишком самостоятельно, и Эрдоган решил подобрать себе более лояльного премьера. Новый глава правительства Бинали Йылдырым считается стойким сторонником президента.

Распространение исламизма и сосредоточение власти в руках президента не могло понравиться турецким военным кругам, которые 15 июля 2016 года попытались решить проблему с помощью старого доброго coup d’Etat. Попытка, как известно, оказалась неудачной, но послужила прекрасным поводом для правительства разделаться со старыми врагами. В подготовке военного переворота обвинили сторонников проповедника и давнего противника Эрдогана Фетхуллаха Гюлена. На начало апреля количество задержанных «гюленистов» перевалило за 113 тысяч человек, 41,5 тысячи из которых до сих пор не отпущены на свободу. Среди них полицейские, военные, чиновники, учителя. «Охота на ведьм» продолжается до сих пор.

«Уже находясь у руля и последовательно уничтожая конкурентов, Эрдоган понял, что остановить его уже никто не может, — считает Ильшат Саетов. — Как говорится, аппетит приходит во время еды. По общепринятому убеждению, у человека, который больше 10 лет находится у власти, происходят психологические изменения, отказаться от такой жизни он уже не может. А общественные институты, которые могли остановить Эрдогана, в данном случае не сработали».

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика