Хитроголовые атакуют

Хитроголовые атакуют

Иногда человек только кажется дураком, а на самом деле он ловкач — успешно делает карьеру, выступает по телевизору, пишет законы. В народе такого называют хитроголовым. А если мы его не понимаем, то выходит, что дураки мы, а не он. Примеров тьма.

Сенатор Калашников требует увольнять судью, если тот допустит три ошибки. То есть если за десятки лет работы три его решения будут отменены судом следующей инстанции.

Хитроголовые атакуют

Депутат Поклонская требует, чтобы прокуратура запретила показывать, как святой Николай II кувыркается с грешной балериной. А как запретить исторический факт?

Депутат Федоров требует, чтобы между одиночными пикетчиками было не меньше 100 метров. А кто будет мерить и чем? Уверены ли мы, что полицейские правильно натянут рулетку и не напишут в протоколе «99,99», когда на самом деле было «100,01»? Ошибка в один сантиметр — и пойдешь под суд. Это даже жёстче, чем окрик конвоира: «шаг вправо, шаг влево — считается побег».

Если с Поклонской, Матильдой и Федоровым всё достаточно ясно и даже смешно, то с Калашниковым и увольнением судей не так всё просто. Проект закона уже рассмотрен Советом Госдумы и разослан во множество инстанций. На бланке Думы сказано:

«Направить указанный проект федерального закона Президенту Российской Федерации, в комитеты, комиссию Государственной Думы, фракции в Государственной Думе, Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, Счетную палату Российской Федерации, Общественную палату Российской Федерации… Включить проект закона в программу работы Думы в период весенней сессии 2017 года (март)».

Дело, как видим, срочное, курьеры скачут. На бланке подпись председателя Госдумы Володина. Это значит: все получившие калашниковский закон понимают, что он уже одобрен очень важными людьми.

Вот суть: навсегда увольнять судью, «если в течение срока его полномочий, принятые им решения были отменены по решению суда вышестоящей инстанции три раза».

Простите, но разве «вышестоящие инстанции» всегда правы? Разве они никогда не ошибаются? Вдруг они ошибочно отменят правильное решение судьи, и он напрасно будет пожизненно лишён полномочий?

Известны случаи, когда какая-нибудь «полувысшая инстанция» отменяла безошибочные решения судьи, если они были неугодны, например, губернатору или мэру. Но ведь и такие отмены идут в счёт. Раз, два — и вылетишь.

Первый и важнейший результат — если будет узаконена поправка Калашникова — у судьи будет постоянный страх сделать ошибку. Будет постоянный стимул позвонить вышестоящим и спросить: какое надо вынести решение, чтобы вы его не отменили?

А вот юридически безупречный взгляд на проблему:

«Деятельности судьи свойственны специфические черты, отличающие ее от деятельности других должностных лиц. Вынося решение по делу, судья действует по своему внутреннему убеждению, основанному на рассмотрении всех обстоятельств дела. Согласно статье 111 Сталинской Конституции, судьи независимы и подчиняются только закону. Поэтому несовпадение точки зрения судьи, действовавшего добросовестно на основе своего внутреннего убеждения, с точкой зрения вышестоящего суда, даже в случае отмены решения, не только не дает оснований для привлечения судьи к ответственности, но такое привлечение является противозаконным и грубо нарушает принцип независимости судей».

Верховный суд СССР вынес это постановление 15 июля 1944 года и оправдал судью, напрасно осуждённого за ошибку. Хотя шла Великая Отечественная война, с людьми не церемонились.

Если судья вынес незаконное решение за взятку или под дулом пистолета (такое тоже бывает южнее Москвы) — на это есть Уголовный кодекс. Но если он просто ошибся, то наказывать, а тем более увольнять, нельзя. Это понимали даже в гораздо более жёсткие времена, под гораздо более жестокой властью.

Еще читать  Путин обьявил поручения по капремонту в жилых домах »

Сталинская Конституция, конечно, не указ нашему сенатору Калашникову. Он, возможно, её вообще не читал. Читал ли он Конституцию РФ — не знаем.

Поскольку доктор экономических наук и кандидат психологических наук Калашников — человек явно ученый, то читать его произведение мы должны внимательно и почтительно.

Объясняя, почему надо увольнять судью за третью ошибку, Калашников пишет:

«Устранение судебной ошибки или злоупотреблений судьёй своими полномочиями посредством их выявления вышестоящими инстанциями в апелляционном, кассационном и надзорном порядке обеспечивает их достижение, но эффективность правосудия в данном случае существенно снижается и отрицательно влияет на авторитет судебной власти».

Поняли? Сколько раз прочли? Мы читали, перечитывали, но так и не поняли, потому и чувствуем себя дураками рядом с умным сенатором.

А как случилось, что экономист-психолог пишет закон, касающийся очень специфических тонкостей? Или это написал кто-то другой (может, уголовник какой-нибудь), а наивный Калашников использован для пропихивания? Всякое бывает.

Вот ещё кусок его законопроекта:

«Принятие данной нормы закона потребует и изменение системы статистических показателей деятельности судов в части введения показателя количества отмененных решений вышестоящими судами как положительной оценки их деятельности».

Ясно? Вообще с падежами и запятыми у Калашникова в его «Пояснительной записке к проекту Федерального закона» просто беда. Мы постоянно натыкались на конструкции типа «злоупотребления судьей своих полномочий».

Но от законодателя мы вправе требовать не столько грамотности, сколько пользы для жизни страны и народа. Хорошо бы член Верхней палаты Федерального Собрания Российской Федерации возвысился от одной ветви власти до всего дерева.

Почему судью надо пожизненно (с волчьим билетом) увольнять за третью ошибку, а следователя или прокурора не увольняют даже за триста тридцать третью ошибку? Даже если правоохранители попались на пытках и убийствах, им это очень часто сходит с рук; всего лишь переводят в другой город, в другой регион.

За 2014 год следственными органами было возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по «экономическим составам». Приговором закончились лишь 15% дел. Абсолютное большинство — 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили.

Мы выделили чёрным шрифтом эти слова, потому что их сказал президент Путин. Ещё сотни тысяч ошибок случаются по неэкономическим статьям. А что стало со следователями, которые ошибаются сотни тысяч раз в год? Ничего.

Следственные органы «ошибаются» во много раз чаще, чем суды. Но Калашников против полиции, Следственного комитета и прокуратуры проектов не пишет, их ошибки он почему-то прощает, или почему-то не замечает, или, может быть, боится поссориться. Он ведь у нас из ЛДПР, а члены этой партии не раз оказывались уголовниками.

Хорошо бы и к депутатам применить идею пожизненного уничтожения. Внёс депутат какой-нибудь глупый, малограмотный, позорный и коррупционный законопроект — лишать его полномочий навсегда. И за принятый, но отменённый закон — тоже. Пусть сидят и помалкивают за 400 с лишним тысяч рублей в месяц.

Источник







Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика