Госдума озаботилась вызовами «скорой»

Работа «скорой» нередко вызывает нарекания у людей. И хотя в стране приняты нормативы, обязывающие бригаду «03» быть у пациента не позднее, чем через 20 минут с момента выезда, соблюдаются они далеко не везде. «Законы должны быть работающими», — считает депутат Госдумы, член Комитета по охране здоровья Юрий Кобзев. При Комитете создан Экспертный совет, который в ближайшее время займется разработкой поправок в законодательство, призванных улучшить работу скорой медпомощи (СМП).

Госдума озаботилась вызовами «скорой»

Ежегодно в «скорую» обращается около 45 миллионов россиян, то есть, практически каждый третий. Если ситуация экстренная, скорая должна прибыть в течение 20 минут, если угрозы жизни нет — в течение двух часов. Но не ко всем врачи поспевают вовремя. По словам главного специалиста по скорой медицинской помощи Минздраа, ректора Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П.Павлова Сергея Багненко, около 80% всех вызовов осуществляется сегодня в 20-минутный интервал, к 2020 году эту цифру хотят довести до 90%.

И все же нормативы приезда СМП не учитывают, что в стране есть малонаселенные пункты с огромными расстояниями. «Вроде бы норматив обеспеченности бригадами на количество населения соблюден, но понятно же, что 100 км машина за 20 минут не преодолеет», — говорит Кобзев. В целом около 90% больничной летальности связаны с вызовами по «скорой». Но теперь эксперты будут думать, как сделать нормативы работающими, а еще над тем, как отвадить граждан вызывать скорую при каждом удобном случае. «Многие родители вызывают «03» к ребенку лишь для того, чтобы побыстрее оформить больничный, тогда как ни в какой экстренной помощи ребенок не нуждается. Надо приучать людей сознательнее относиться к вызову скорой помощи. Человек должен думать, что это за помощь и сколько она стоит», — говорит член Комитета Совета Федерации по социальной политике Татьяна Кусайко.

К счастью, инициатив по введению ответственности для граждан за необоснованный вызов «03» пока не появилось. Тем более что есть и совершенно противоположная тенденция — люди до последнего терпят со звонком тогда, когда тянуть нельзя ни минуты. Так, по словам Сергея Багненко, половина пациентов с инфарктами и инсультами обращаются за экстренной помощью за пределами т. н. терапевтического окна, то есть, резко снижая свои шансы на жизнь.

Еще один не урегулированный законами момент — должны ли сотрудники «скорой» переносить больных? Теоретически нет. Поэтому часто бывает, что когда лежачего пациента нужно транспортировать в больницу, бригада скорой заявляет родственникам, что это их обязанность — донести его до машины.

Еще читать  Киев подсчитал сколько будет стоить 10-дневная война Украины с Россией

Недавно из-за неправильной переноски пациента произошла трагедия в Санкт-Петербурге. «Это в больших городах ситуация благополучная, а вот за их пределами работают в основном фельдшерские бригады, которые состоят главным образом из женщин. А женщинам по нормативам больше 5 килограммов поднимать нельзя», — говорит Сергей Багненко.

Он отмечает, что в других странах эта проблема решена за счет обязательного ввода в бригаду «неотложек» парамедиков. Иными словами, спасателей, которые знают азы первой помощи и для которых переноска людей — ежедневная рутина. Однако на каждый вызов их направлять нет смысла — лишь на те, где фигурируют лежачие пациенты или пострадавшие в тяжелом состоянии. В целом, по подсчетам Багненко, каждая десятая бригада СМП в России должна включать таких специалистов.

Сергей Багненко рассказывает и про то, что в большинстве российских больниц приемные отделения вообще не приспособлены для для оказания скорой помощи. Ведь экстренный больной не должен идти в одном потоке с плановыми, не должен ждать своей очереди, проходить проверку типа измерения температуры и пр. Его нужно срочно направлять на диагностику и лечение. «Мы только начали создавать скоропомощные отепления в Москве, их вот-вот появится 9. Кроме того, такие отделения планируется открыть в Санкт-Петербурге, Краснодаре, Казани, Набережных Челнах», — говорит Багненко.

Если говорить о специализированной медицинской помощи, то от нее уже мало что осталось. Багненко считает, что в целом в ней практически нет необходимости – каждый врач скорой должен уметь диагностировать инфаркты, оказывать помощь при травмах и любых экстренных состояниях. А то раньше случалось, что к пациенту с болями за грудиной приезжала обычная бригада, говорила: «Ой, вам нужна кардиологическая» — и уезжала. И драгоценное время было упущено. Кроме того, по мнению академика Багненко примерно в 20% бригад «скорой» должны работать педиатры, чтобы обеспечивать «детские» вызовы. В общем же из специализированной помощи есть потребность только в реанимационных бригадах, да и то, для подстраховки сложных вызовов. «В целом же к этой схеме мы перешли. Кроме реанимационных бригад, у нас остаются еще педиатрические, психологические и неонатологические», — говорит Багненко.

Академик Багненко уверен, что в СМП должны работать врачи с юридическим статусом «врач скорой помощи», которые обладают правом оказывать помощь больному с любой патологией. Во многих регионах такой статус уже ввели.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика