Горячие финские пары: стандарт образования Суоми впервые переведен на русский

Времена, когда наша школа считалась лучшей в мире и по ее лекалам кроилось среднее образование ведущих мировых держав, давно канули в небытие. В XXI веке образовательной Меккой стала Финляндия, куда в поисках разгадки «финского чуда» потянулись паломники со всего света. Но лишь сейчас у россиян появилась возможность обратиться к первоисточнику — финскому образовательному стандарту, впервые переведенному на русский язык усилиями Московского городского педагогического университета (МГПУ). В его нюансах с помощью экспертов разбирался «МК».

Горячие финские пары: стандарт образования Суоми впервые переведен на русский

На самом деле вокруг финской школы возникло много мифов. Например, что там полностью отказались от учебных предметов и учат так, как это практиковалось в России в 20-е годы прошлого века. Помните «Два капитана» Каверина, где описывается, как в советской послереволюционной школе проходят корову: сначала с биологической точки зрения, потом с географической, грамматической и т. д.? Вот и в Финляндии якобы обучают сейчас только так. Другой миф, что финны больше не учат писать от руки, а лишь тренируют навык набивки текстов на клавиатуре. Третий — что финская школа не знает никаких проверок, а учитель волен делать на уроке все, что считает нужным, и никто ему в этом не указ — ни министр образования, ни сам господь бог. Как же учат финны на самом деле?

20 минут на домашку

Прежде всего финская средняя школа четко укладывается в рамки ведущего современного мирового тренда: мерить образование результатами, а не затраченным временем. В этом суть финского образовательного стандарта!

Как, к примеру, выглядит привычное нам содержание школьного предмета? Правильно, как перечень изучаемых тем: для геометрии — косинус с синусом; для литературы — произведения Толстого с Достоевским. Для финнов же содержание предмета — это то, чему школьник должен научиться за время учебы. Например, если говорить о литературе, уметь различать разные жанры и сравнивать позиции литературных героев.

Второй важный момент связан с тем, что каждая финская школа сама выбирает, как учить детей: по отдельным предметам или интегративно, по сквозным, междисциплинарным проблемам. Однако памятуя, что на дворе XXI век, выведший вперед стыковые науки вроде физической химии или химической физики и междисциплинарный подход, финны закрепили в своем образовательном стандарте, что если выбрана предметная модель, в образовательной программе должен присутствовать минимум один интегративный модуль в год.

Третье, что отличает финскую школу, — развитая система факультативов в рамках базового образования. Их главная задача — углублять и расширять содержание основных предметов. При этом особый упор идет на практические и творческие занятия: в 1–6-х классах по 5 таких уроков в неделю, а в 7–9-х классах — по 6. Есть у финских школьников и возможность учиться в многоуровневых группах, где в процессе обучения участвуют ребята из разных классов. Однако особенно непривычны для нашей практики подходы финской школы к таким важнейшим вопросам, как домашняя работа и оценки.

«Считается, что учителя должны давать ребенку младших классов такое домашнее задание, которое он может сделать за 20 минут. Если он не успевает за этот срок — это в финской школе уже предмет для обсуждения на педсовете, — уточнил главный эксперт департамента образовательных программ РОСНАНО Андрей Мельников. — Ребенок, особенно младшеклассник, вечером должен общаться с родителями, а не бесконечно сидеть над учебниками!» Это незыблемое правило!

Школьные отметки в Финляндии также играют непривычную для нас роль, ибо служат не для констатации незнаний или знаний, а для планирования дальнейшей программы обучения каждого конкретного ребенка. При этом особое значение придается тому, чтобы финский школьник осознал сам, над чем ему надо особо поработать дополнительно. Так что оценивание в финской школе идет не в конце года или в других переходных точках, а постоянно — из урока в урок. И уж совсем немыслимо для финнов, чтобы к слабой школе, не блещущей оценками детей, вышестоящим начальством применялись какие-то «санкции», констатировал замдиректора Института системных проектов МГПУ Кирилл Баранников. Такое нашим северным соседям не может присниться и в страшном сне.

Еще читать  Датский уголок 22 июня

Приблизить школу к ребенку, а не ребенка к школе

Очень важно, что отношения внутри треугольника государство — школа — семья, который в России все больше напоминает Бермудский, в Финляндии строятся на основе таких ценностей среднего образования, как: уникальность каждого учащегося; гуманизм; культурное разнообразие как богатство; приобщение молодых поколений к устойчивому образу жизни. На первый план здесь вышла задача обучения и развития каждого ребенка во взаимодействии школы с его семьей, а главным вектором воспитательной работы стало «развитие честности, чувства равенства и справедливости». При этом ключевым словом является гуманизм финского среднего образования.

Взять хотя бы наполняемость школ: «Финны пытаются приблизить школу к ребенку, а не ребенка к школе», — подчеркнул Андрей Мельников. И это действительно так: на 5,5-миллионное население Финляндии, сопоставимое с Санкт-Петербургом (5,2 млн), приходится около 4 тыс. школ. Между тем в 15-миллионной Москве их осталось лишь около 630. Какой уж при таких масштабах «гуманизм»…

Очевидным достоинством финской госполитики в сфере среднего образования является, по словам эксперта, и то, что «в отличие от России финны в модернизации своего образования стараются не шарахаться из стороны в сторону, а двигаться постепенно». Действительно, новый финский образовательный стандарт, тот самый, что сейчас переведен на русский, вступил в силу в 2014 году, а начал реализовываться только в этом учебном году. Но он является полноценным преемником предыдущих стандартов 1994 и 2004 годов, не перечеркивая их основные положения, а дополняя их и развивая.

— Очень цепляет также, что в финском стандарте подробно расписывается, как школе действовать со всеми детьми, у которых возникли трудности, — дополнил ректор МГПУ Игорь Реморенко. — При этом имеются в виду не только дети с ОВЗ, но также все ребята, систематически испытывающие сложности с освоением школьной программы или не владеющие финским языком: есть, например, специальная программа работы с детьми из цыганских семей.

Впрочем, в Финляндии важно обучение каждого ребенка: сплошь и рядом там запрашиваются данные о программах, по которым дети обучались еще в детских садах, чтобы выстроить оптимальный путь развития в школе.

Самое же удивительное, считает Андрей Мельников, что «слова в их стандарте почти те же, что у нас, а выходит по-другому. Наверное, все дело в разном контексте. Финляндия — северное общество всеобщего благосостояния. В соответствии с этим и выдерживается все, включая систему образования»

Контекст российский

— Работать с расплывчатыми стандартами образования нового, приближенного к международному образца последних лет наш учитель не смог, — констатировал заведующий Центром естественнонаучного образования Института стратегии развития образования РАО Александр Пентин. — Поэтому сейчас в Минобрнауки идет работа над детализацией Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) с восстановлением содержания образования, а не только его целей. Фактически Россия возвращается во ФГОС 2004 года.

Вот оно, наше шараханье из одной крайности в другую во всей красе! Но самое неприятное заключается в другом, признался эксперт «МК»:

— Нормальное образование идет у нас, увы, мимо школы. Взять, к примеру, международные исследования TIMSS для младшей школы. Они дают по России очень хорошие результаты: 3–4-е место. Однако 75% того, что спрашивается в этих заданиях, в российской школе не проходят. А это значит, что знания получены помимо системы среднего образования. Так что возлагать какие-либо надежды на государство в получении образования у нас не стоит!

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика