Гонщику «Формулы-1» Льюису Хэмилтону в Сочи подарили балалайку




В пятницу, 28 апреля на «Сочи Автодроме» стартует 4-й в истории и 4-й в нынешнем чемпионате Гран-при России по автогонкам в классе машин «Формула-1». Во второй день лета, если верить честным сочинцам, да и собственным ощущениям, пройдут свободные практики, в субботу состоятся квалификационные заезды, а 30 апреля нас ждет интереснейшая гонка, где главными фаворитами будут автомобили Mercedes и Ferrari. И два пилота из разных лагерей: лидер «Скудерии», четырежды обладатель титула Себастьян Феттель, и 3-кратный король культовых гонок, победитель первого в истории ГП России в 2014 году, эксперт Petronas Льюис Хэмилтон. Тогда он получил кубок за победу из рук Владимира Путина, в 2015-м успех закрепил, а в прошлом сезоне весной приз достался действующему, но покинувшему «Формулу-1» Нико Росбергу.

Гонщику "Формулы-1" Льюису Хэмилтону в Сочи подарили балалайку

Эксклюзивный разговор с Хэмом, который выступает под номером 44 даже в статусе чемпиона (получив право на почетную «единичку», он отказался от нее, тем самым бросил вызов оной самой уважаемой традиции автоспорта), радовал и пугал по двум причинам: за 11 сезонов у британца сложился образ непростого и постоянно ставящего собеседнику жесткие рамки, но манера езды и налет скандальности и неуживчивости в командах даже заинтриговал. На деле же это оказался раскованный парень с очень крепким рукопожатием и огромным опытом.

— У вас с этого сезона новый товарищ по команде, финн Валттери Боттас. О нем-то вы что скажете?

— Мы начали наши рабочие и партнёрские отношения с чистого листа. Это новая кровь для команды и глоток свежего воздуха для меня. У него есть талант, и этап назад Валттери выиграл поул-позишн. Мы, конечно, в какой-то момент придем ко внутренней конкуренции, но у нас сейчас все нормально.

— Вам интереснее конкурировать с пилотом из чужой команды, как сейчас, или со своим партнером, как в 2016 году.

— Ой, это совершенно разные вещи, иной подход и эмоции. У себя внутри коллектива мы все-таки знаем друг о друге больше. Но я обожаю свой вид спорта и, ставя себя порой на место болельщика, люблю, когда не просто 2 часа машинки ездят по кругу. Я люблю борьбу, обгоны, интригу, дождь…

— Вы первый чемпион Сочи. Все устраивает здесь, или же вы бы хотели перемен?

— Трасса на плоскости. Ровная, как блюдце. А я люблю рельеф, спуски и подъёмы. Я, если честно той, старой «олдскульной» формации. (Не зря на вечеринке Льюис так точно дважды процитировал Айртона Сенну — «МК».). Ну что может сравниться с легендарной последней «шиканой» на японской «Сузуке», где легенды теряли титулы?! Это как раньше архитекторы больше души в свои постройки вкладывали. Может быть, кто знает, когда завершу карьеру, спроектирую сам трассу. Такую, которую вижу для себя и пилотов моего стиля. Да, еще один момент про Сочи. Хотелось бы видеть у вас на этапе больше зрителей.

Еще читать  Серб и молод: главный тренер «Спартака» рассчитывает на новичка Петковича

— Так лучше в Москве гоняться?

— Мое знакомство с Россией происходило не сразу и постепенно. Сначала я летал в Питер с пересадкой в Москве. Потом участвовал в выставочных гонках вокруг Кремля. Скажу: это потрясающе! И о полноценном этапе в центре огромного города я бы мечтал. 15 миллионов жителей. В Сочи всего сколько? 400 тысяч? Ну вот разница! Пробки, правда, серьезные, большое испытание для ваших моторов. И еще температурный режим такой резко сменяющийся. Нет, Сочи это замечательно. Но у нас, пилотов, все происходит так. Вот горы, но на них нельзя забраться. Вот море. Но в него нельзя окунуть руку. Потому что мы приехали делать свою работу, радовать зрителей и выполнять контрактные обязательства. Да, вот после любого заезда я анализирую с механиками все показатели, сообщаю о том, как вел себя двигатель, сколько ему еще жить, что в плане масла. Там у нас в паддоке целая лаборатория Petronas. Вы же в курсе, что сейчас за сезон вы можете использовать всего 4 двигателя. И растягивать жизнь каждого из них, стараясь при этом выжимать максимум мощности! Ferrari один уже потерял. Они впереди по очкам, но им будет сложнее.

— Если вы причисляете себя к «олд скул», то что бы еще поменяли, будь на то ваша воля?

— Вернул бы 8 или 10 цилиндров. И «ручку». Это гораздо интереснее. Все мои дорожные автомобили оснащены механической коробкой передач.

— Как вы релаксируете?

— (не задумываясь) Две лучшие темы расслабления для меня это теннис и музыка. R’n’B, например. Я играю на фортепиано, активно беру уроки. И на гитаре. Мне сегодня вручили в подарок ваш русский инструмент. Как он, напомните?

— Баллайка.

— Да, точно. Струн мало, всего 3. Но ничего, я освою. И напишу песню о России. Я знаю примерно 3-4 предложения вроде «Как дела». Мне этого будет достаточно вполне. Через год исполню.

— Что вы знаете о России?

— Больше, чем когда учился в школе. Там по истории мы коснулись СССР в теме про открытие второго фронта на Второй мировой войне. Сейчас я уже знаю, что вы, русские, очень позитивные люди. Мне нравятся именно такие: не приемлю грустных глаз вокруг себя.

Полная версия разговора с Льюисом Хэмилтоном и репортаж о подготовке к Гран-при России — скоро на сайте «МК».

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика