«Германия устала от Меркель»: на ее место прочат антипутинца Шульца




Призрак смены политических элит, начавший бродить по Европе несколько лет назад и кое-где успевший уже стать реальностью, добрался-таки до заповедника европейской политической стабильности — Германии. Согласно последним опросам общественного мнения, наиболее предпочтительный для немцев кандидат на канцлерский пост вовсе не Ангела Меркель, а новый лидер социал-демократов Мартин Шульц. Отличающийся еще более жесткой позицией по отношению к России. 

«Германия устала от Меркель»: на ее место прочат антипутинца Шульца

Следующие выборы в бундестаг пройдут 24 сентября этого года. Еще совсем недавно сценарий этого действа казался предсказуемым и скучным. Но тут на сцене появился человек, благодаря которому все смешалось в немецком политическом доме. И который того и гляди вообще перевернет его вверх дном.

«Германия устала от Меркель»: на ее место прочат антипутинца Шульца

Все без ума от Шульца

Чуть больше месяца назад Алленбахский институт изучения общественного мнения — старейшая социологическая служба страны — представил доклад, доказывавший, что в Багдаде все спокойно. Несмотря на некоторые рейтинговые потери, вызванные миграционным кризисом, ведомый Ангелой Меркель Христианско-демократический союз оставался наиболее популярной политической силой в стране. Более того, рейтинги партии вновь начали расти. Словом, не наблюдается никаких признаков смены политических настроений, уверяли — и, казалось, небезосновательно — именитые социологи.

Исследование увидело свет 26 января. А через три дня, 29 января, правление Социал-демократической партии Германии единогласно проголосовало за выдвижение бывшего председателя Европарламента Мартина Шульца кандидатом на пост канцлера. Одновременно Шульц был «коронован» и как новый лидер СДПГ. Оба решения, правда, еще должен утвердить съезд партии, но в исходе голосования никто не сомневается. Ибо Шульц сотворил чудо, подобного коему не могут припомнить даже старожилы немецкой политсцены: в мгновение ока политические настроения не просто изменились, а развернулись на 180 градусов. Если попытаться описать происходящее в нескольких словах, то эти слова «все без ума от Шульца». Рейтинг СДПГ резко рванул вверх, популярность же христианских демократов начала, напротив, стремительно падать.

К концу февраля «красные» (социал-демократы) догнали, а по сведениям некоторых социологов, даже перегнали «черных» («фамильный» цвет ХДС). Еще более очевиден разрыв в «личном зачете». В случае прямых выборов федерального канцлера 50 процентов немцев отдали бы предпочтение Шульцу и лишь 34 — Mutti, Мамочке (давнее прозвище Меркель). А ведь еще в январе в виртуальном столкновении с социал-демократическим кандидатом №1, которым тогда был Зигмар Габриэль, Меркель выходила уверенной победительницей. Что же случилось за это время с немцами? Какая муха укусила их так, что они решили сбросить Мамочку с поезда современности?

Истина в вине?

Искать причины шульцемании в самом Шульце — занятие трудное и, пожалуй, бесперспективное. Во всяком случае, в общеизвестных фактах биографии политика какие-либо указания на истоки его нынешней популярности напрочь отсутствуют. Мартину Шульцу 61 год. Родился в 1955 году в западногерманском городе Эшвайлере в семье полицейского. Учился в католической гимназии, в которой дважды оставался на второй год и которую так и не сумел закончить. Выучился в итоге на книготорговца. Сначала работал по найму, потом основал собственное книготорговое предприятие. В 1984 году был избран в городской совет Вюрзелена, небольшого городка в земле Северный Рейн-Вестфалия. В 1987 м стал его мэром. С 1994 года — депутат Европейского парламента, с января 2012 по 17 января 2017 года — его спикер.

Карьера, конечно, неплохая, но, мягко говоря, не стремительная. Пожалуй, единственная биографическая деталь, выбивающаяся из образа усидчивого бюрократа-карьериста, — дружба с Бахусом, коей безудержно предавался Шульц в начале своего жизненного пути. Проще говоря, нынешний кандидат в канцлеры во время оно был запойным алкоголиком. Надо, кстати, отдать должное: герр Шульц отнюдь не скрывает этой страницы своего прошлого. «Я пил все, что попадалось под руку», — призналась как-то сверхновая звезда немецкой политики в одном из своих интервью.

Пагубное пристрастие было связано, по его словам, с крушением юношеской мечты. Он увлекался футболом, буквально бредил им. Мечтал стать профессиональным футболистом. Однако тяжелая травма колена, полученная в 20 летнем возрасте, сделала невозможным продолжение спортивной карьеры. После этого-то Мартин и начал спиваться. По утверждению некоторых биографов, отчаяние несостоявшегося футболиста доходило порой до того, что его посещали мысли о самоубийстве. Но 26 июня 1980 года Мартин Шульц решил начать новую жизнь. И с этого момента не выпил ни капли спиртного.

Некоторые эксперты полагают, что именно «неидеальность» Шульца влечет к нему простых избирателей. Не обремененный высшим образованием, не избалованный Фортуной, едва не потерявший жизненные ориентиры… В общем, «один из нас». Но это было бы слишком простым объяснением. До своего возвращения в Германию и выдвижения в канцлеры каких-то особых восторгов у публики Шульц не вызывал. Похоже, это как раз тот случай, когда человека украсило место. Точнее, то, что он оказался в означенном месте в удивительно подходящее для этого время.

Контрастный муж

«Германия устала от Меркель?» — задается вопросом немецкая пресса. И большинство экспертов отвечают на него утвердительно. «Мартин Шульц предстает незатасканным лицом, которое привносит свежий ветер в федеральную политику, — объясняет причины внезапно вспыхнувшей народной любви к политику известный немецкий социолог Армин Нассеи. — Шульц предлагает избирателям то, чего они так хотят сегодня, — альтернативу Ангеле Меркель, ощущение, что у них вновь есть выбор». Демократия нуждается в разнообразии, напоминает Нассеи. Слишком долго политическая сцена создавала впечатление отсутствия легитимной альтернативы.

Уловив запрос масс, Шульц всячески подчеркивает сегодня свои отличия от Меркель. Рассудительной, спокойной риторике нынешнего главы германского правительства противопоставляется предельно эмоциональный, экзальтированный стиль. С той же целью, очевидно, Шульц и партийные пропагандисты щедро делятся сегодня с публикой и подробностями его биографии, которая тоже сильно отличается от меркелевской. Диплом об окончании ПТУ против степени доктора естественных наук — то, что вчера казалось заведомо битой картой, сегодня превращается в козырь.

Шульц выжмет из этого контраста все возможное, прогнозирует Нассеи: «Он постарается как можно дольше не конкретизировать свою программу, делая ставку на свою харизму и свою непохожесть». Неопределенность политической платформы Шульца делает его «проекционной плоскостью для самых разных ожиданий», вторит политолог Кай Арцхаймер. «Каждому слышится в словах Шульца то, что он хочет слышать, — говорит эксперт. — Его успех связан в первую очередь с тем, что никто точно не знает, что находится внутри упаковки, на которой написано «Мартин Шульц». Однако чем ближе будет день выборов, тем вопрос «кто вы, герр Шульц» будет приобретать все большую остроту. Одного факта, что сей государственный муж не Меркель, недостаточно для того, чтобы выиграть выборы.

Впрочем, кое-какую пищу для размышления и даже для некоторых предварительных выводов Шульц, надо признать, подбросил. «В этом государстве недостает справедливости» — рефреном звучит в его выступлениях. Шульц намерен повысить налоги на богатых, активно строить социальное жилье, реформировать медицинское страхование и рынок труда — с целью предоставления дополнительных гарантий работающим и безработным. Однако эксперты сомневаются в том, что педалирования социальной проблематики хватит Шульцу для победы.

По данным социологов, куда больше волнуют сегодня немцев темы национальной идентичности и безопасности, включая проблему наплыва беженцев и растущую угрозу терроризма. Между тем здесь СДПГ практически невозможно будет проложить курс, сильно отличающийся от того, который проводят христианские демократы. Серьезно ужесточить его не позволят партийные принципы (плюс настроения крайне левого крыла партии), а ослабить — настроения электората.

Еще читать  Автор доклада о вмешательстве США в российские выборы призвал «бороться смекалкой»

Кто на новенького?

Достаточно много обстоятельств указывает на то, что шульцемания не продлится долго. Эффект новизны вскоре исчезнет, «свежее лицо» станет привычным элементом политического пейзажа. И тогда Шульц вынужден будет предъявить что-то помимо яркой обертки, занять более четкую позицию по внутри- и внешнеполитическим вопросам. А эта определенность понравится далеко не всем его нынешним поклонникам. Сопротивление может возникнуть даже в собственной партии. Уже упомянутое левое крыло СДПГ выдвинуло достаточно радикальную программу реформ. В числе прочего предлагается, например, ввести 35 часовую рабочую неделю (с сохранением нынешних зарплат). Кроме того, левые социал-демократы выступают за существенное смягчение нынешнего миграционного законодательства. Что-то подсказывает, что так далеко Шульц пойти не готов. И значит, налицо потенциальный внутрипартийный конфликт.

Явно не будут сидеть сложа руки и политические оппоненты. Собственно, они уже начали действовать. В целом ряде СМИ, в том числе в одном из наиболее авторитетных общественно-политических изданий страны — еженедельнике Spiegel, были опубликованы материалы, посвященные злоупотреблениям, допущенным Шульцем в бытность его председателем Европарламента. Речь, в частности, идет о разного рода привилегиях, которыми тот щедро одаривал своих доверенных лиц. Так, например, Маркус Энгельс, который сегодня руководит избирательной кампанией Шульца, был назначен им пресс-атташе Европарламента в Берлине. Но поскольку официально местом работы Энгельса значился Брюссель — назначение было оформлено как служебная командировка. В результате пресс-атташе, постоянно проживавший в столице Германии, получил существенную прибавку — 840 евро в месяц — к основному окладу и нехилые командировочные (порядка 16 тыс. евро за все время работы).

По российским меркам компроматец, конечно, так себе. Детские шалости. Но с точки зрения щепетильных немцев, привыкших считать каждый евроцент не только в своем, но и в казенных карманах, грех этот вполне «взрослый».

Не наш человек

Руководство ХДС старается дистанцироваться от разоблачительной кампании. По данным СМИ, Ангела Меркель якобы категорически запретила товарищам по партии использовать компромат в атаках на своего главного соперника. Впрочем, с идеологических позиций наступление тоже ведется куда как яростно. Ближайший соратник Меркель, министр финансов Вольфганг Шойбле, сравнил недавно Шульца с Дональдом Трампом. В сегодняшней Германии, пожалуй, трудно найти более обидные для политика слова. Новый американский президент, который сам, кстати, наполовину этнический немец, крайне непопулярен на родине предков. Согласно социологическому опросу, проведенному в стране накануне инаугурации Трампа, 84 процента немцев считают, что тот не подходит для своей должности.

По словам Шойбле, методы, которые Шульц использует в свой предвыборной кампании, весьма схожи с трамповскими. А именно: «пустая болтовня» и «очернение страны». «А когда Шульц заставляет своих сторонников скандировать «Make Europe great again», то это почти буквально Трамп», — сетует глава германского минфина. Для справки: центральным лозунгом избирательной кампании Трампа была фраза «Make America great again» — «Сделаем Америку вновь великой». А слоган «Make Europe great again» («Сделаем Европу вновь великой») считается неофициальным девизом кампании Шульца. Справедливости ради, правда, нужно заметить, что в понимании сторонников Шульца этот клич не подражание Трампу, а, напротив, вызов ему. Европейский ответ на американское великодержавие.

Если уж говорить об американских аналогиях, то фанаты Шульца видят в нем «немецкого Обаму». И, пожалуй, небезосновательно. Идеологическое сходство «красного» кандидата в канцлеры с первым чернокожим президентом США и впрямь налицо: оба ярко выраженные представители той части политического спектра, которую принято называть левым центром. В то время как Трамп — воплощение правых идей. Но в чем-то Шойбле действительно прав: безудержный популизм Шульца, постоянное противопоставление «честных работяг» оторванной от народа элите и впрямь заставляют вспомнить о походе во власть Дональда Трампа.

Правда, в отличие от американской предвыборной кампании в немецкой практически отсутствует тема России. Ибо здесь позиции основных претендентов на канцлерский пост почти один в один повторяют друг друга. Если точка зрения Шульца чем-то и отличается от меркелевской, то, пожалуй, лишь в более жесткую сторону. Вот, например, что он говорил в октябре прошлого года по поводу участия России в сирийском конфликте: «То, что делает Россия, совершенно неприемлемо. За ее агрессивными действиями кроется концепция общества, взгляд на мир, который не имеет ничего общего с нашей, европейской, философией взаимного уважения и открытости. Поэтому послание европейцев господину Путину таково: мы не согласны с вами! Мы должны быть жесткими в нашей контрстратегии».

А вот совсем свежее, февральское высказывание: «Санкции против России введены как ответ на конфликт в восточной Украине. Пока Минские соглашения не будут выполнены, санкции не могут быть сняты. Мы должны очень четко сказать Путину, что Россия обязана уважать международное право». Можно, конечно, надеяться, что со временем Шульц подобреет, но пока что ждать милостей от этого господина совершенно не приходится. Шульц не наш.

Враг хорошего

Пожалуй, единственное, на что может рассчитывать Москва, — это то, что в случае прихода Шульца к власти вместе с ним на вершину политолимпа поднимется значительное количество «путинферштееров» (Рutinversteher, понимающий Путина, нем.), политиков, призывающих к сближению с Россией. Таковых немало сегодня в СДПГ. Наиболее известный «запутинец» — Герхард Шрёдер, бывший канцлер и личный друг российского президента. Шрёдер и по сию пору пользуется значительным влиянием в партии. Есть даже такое понятие, как «шрёдеровский кружок», к которому принадлежит ряд видных социал-демократов.

В общем, если вопреки сомнениям скептиков и усилиям политических оппонентов Шульцу удастся привести СДПГ к победе и сформировать кабинет, если в этом кабинете окажется достаточное количество «путинферштееров» и если оным удастся заставить Шульца считаться с собой, то выйдет у России с Германией мир да любовь. Но, во-первых, уже одно обилие «если» говорит о том, шансы на хеппи-энд весьма призрачны. Во-вторых, даже если все получится и срастется, нежные отношения вряд ли продлятся дольше четырех лет — отведенного парламенту и кабинету министров срока легислатуры. Ибо слишком хорошо жили немцы при Меркель, чтобы не разочароваться в ее преемнике.

Возьмем для наглядности некоторые экономические результаты прошлого года. Итак, в 2016 м зафиксирован самый низкий с момента объединения страны уровень безработицы. Достигнут рекордный профицит общественных бюджетов, одной из главных причин которого называется рост доходов населения. Далее: исторический рекорд по объемам экспорта, рекордный уровень внешнеторгового профицита — разница между стоимостью экспортированных и ввезенных в страну товаров. По последнему показателю Германия вышла в прошлом году на первое место в мире, вытеснив с него Китай. Основной экспортный товар — продукция машиностроения. По оценке аналитического центра Deutsche Bank (DB Research), на сегодняшний день Германия является мировым лидером в 18 из 36 секторов этой отрасли…

Лучшее — враг хорошего. Усовершенствовать отлаженную машину «меркеленомики» очень сложно, а вот сломать — раз плюнуть. Что с большой вероятность и произойдет, когда Шульц и его соратники примутся перестраивать Германию на свой лад. В этом случае — к гадалке не ходи — вектор общественных настроений в Федеративной Республике вновь быстро сменится на противоположный. От любви до ненависти, как известно, один шаг.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика