Фигурант дела Немцова Губашев заявил об алиби: был у дяди




Самый «громкий» фигурант дела об убийстве Бориса Немцова, которого за вызывающее поведение даже удаляли из зала, в среду, 5 апреля, дал показания в Московском окружном военном суде. Шадид Губашев, который наконец на легальных правах смог высказаться, неожиданно вспомнил, что в ночь убийства политика был в гостях у слепого дяди. А потом — около четырех утра 28 февраля — приехал домой к троюродному брату — предполагаемому киллеру Зауру Дадаеву.

Фигурант дела Немцова Губашев заявил об алиби: был у дяди

Напомним, что на предыдущем заседании подсудимые стали давать показания. Старт был дан Хазматом Бахаевым, который, предполагает следствие, следил за Немцовым, предоставил убежище другим фигурантам дела, а также выступал в качестве водителя. А 5 апреля слово было предоставлено ранее удаленному из зала суда Шадиду Губашеву, которому также вменяется слежка за Немцовым.

Стоит отметить, что во время допроса Губашев не изменил своей тактики: время от времени срывался на крик, возмущался, а общаться с прокурором Марией Семененко и вовсе отказался.

— Я расскажу все как было, отвечу на все вопросы уважаемых адвокатов и уважаемых присяжных, на вопросы гособвинения я отвечать отказываюсь, — задал тон Губашев.

Впрочем все ответы на вопросы его адвоката сводились к одному — он никого не знает, ничего не совершал. На скамье подсудимых знаком был только с Хамзатом Бахаевым (вместе снимали дом в поселке Козино) и братьями Анзором Губашевым и Зауром Дадевым.

— Со своим троюродным братом Зауром Дадаевым мы вместе росли, в лагерь ездили, — рассказал он.

Впрочем, насколько близки были троюродные братья из путанной речи Губашева понять было довольно сложно. То они почти не созванивались, то вдруг выяснилось, что в ночь убийства политика Губашев неожиданно оказался в гостях у Дадаева. Вывести на эти любопытные подробности, кстати, помогли наводящие вопросы прокурора Семененко.

— Вы можете не отвечать на мои вопросы — ваше право, но я все равно задам их, — воспользовалась и своим правом прокурор.

Так, прокурор поинтересовалась, как получилось, что в ночь убийства политика в 3.47 ночи телефон Губашева включился на Нежинской улице — это в двух шагах от Веерной, где проживал Заур Дадаев.

Еще читать  Сегодня в России вступили в силу новые правила перевозки детей

Губашев рассказал, что вечером предшествовавшем убийству Немцова, был в гостях у своего ослепшего дяди Амина Айтамирова, которому не мог отказать. В районе трех часов ночи он покинул родственника. В этот момент ему якобы позвонил Дадаев.

— От дядьки ехал, позвонил Заур, я сказал, что заеду. Я заехал на Веерную, 3, — пояснил Губашев, уточнив, что с собой привез пятилитровую бутылку родниковой воды.

В гостях у Заура посторонних людей он не видел.

— Я фильм сидел смотрел… Я в гостях был и не лазил по квартире, — сказал Губашев.

Также удалось выяснить, что Губашев, хоть и шапочно, но был знаком предполагаемым организатором преступления — Русланом Шавановым. Бесика, как называли Шаванова, по просьбе Дадаева, обвиняемый незадолго до убийства Немцова подвозил из аэропорта «Внуково».

— По просьбе Дадаева встречал Бесика в аэропорту. И отвез на Веерную, 3. Больше я его не видел, — заключил Губашев.

Также Губашев опроверг предположения следствия, что мотивом преступления стали негативные высказывания Немцова в адрес мусульман, проживающих на территории России, и его позиция по поводу теракта в редакции французского сатирического еженедельника «Шарли Эбдо». Он заявил, что никто из обвиняемых не обсуждал резонансные материалы журнала и не следил за высказываниями политика по этому поводу.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика