Фидель Кастро как символ моральной противоречивости XX века

Фидель Кастро как символ моральной противоречивости XX века

Умер Фидель Кастро, один из последних остававшихся с нами политических гигантов ХХ столетия и лидер, чья изумительно долгая карьера государственного деятеля была соткана из, казалось бы, непримиримых противоречий. Человек, который освободил свою страну из под гнета кровавой и коррумированной проамериканской диктатуры. Человек, который установил в своей стране жесткий авторитарный режим советского образца. Политик, который мощно двинул Кубу вперед. Политик, который заморозил Кубу во времени. Лидер, который считался символом политического оптимизма и надежд на светлое будущее. Лидер, чьи непродуманные и импульсивные действия едва не привели к тому, что история человечества завершилась в 1962 году.

Все мы от природы склонны к черно-белому мышлению. И у каждого из нас свой Фидель Кастро – или, вернее, “половинка” реального Фиделя Кастро. Но настоящий Фидель не был “композитом” двух половинок, эдаким Джекилом и Хайдом, злым ночью и добрым днем или наоборот. Фидель был абсолютно цельной личностью. А вся его противоречивость – это прямое следствие поразительной политической противоречивости второй половины ХХ века. Фидель Кастро – это “политическое дитя” эпохального советско-американского противостояния. Противостояния, в ходе которого каждая из сторон была в чем-то абсолютно права, а в чем-то-абсолютно неправа.

Читая посвященное смерти Кастро заявление Дональда Трампа, я изо всех сил пытался найти в нем хоть какой-то намек на нюасы и полутона. Пытался, но так и не нашел: “ Жестокий диктатор, который угнетал свой собственный народ в течении почти шести десятилетий…Пока Куба остается островом тоталитаризма. Но моя надежда состоит в том, что сегодняшнее событие знаменует собой отход от ужасов, которые пришлось терпеть слишком долго и движение по направлению к будущему, в котором чудесный народ Кубы сможет обрести свободу, которую он так заслуживает”.

Признав полное фиаско своих поисков, я тут-же мысленно отругал себя за наивность. Чего я ожидал от политика, чьей фирменной особенностью является полное отсуствие рефлексии? Чего я ожидал от сына миллионера Фреда Трампа – человека настолько правых взглядов, что его однажды арестовали за участие в манифестации Ку-клукс-клана? Чего я ждал от слуги народа, которому совершенно невыгодно ссориться с кубинской диаспорой – двумя миллионами граждан США кубинского происхождения, в глазах которых Фидель Кастро не сильно отличается от дьявола?

Однако отказ избранного президента США от сбалансированного взгляда Фиделя не меняет непреложного факта: да, Советский Союз был той силой, которая поддержала Фиделя и создала все условия для его политического долголетия. Но силой, которая против своего желания “родила” Фиделя как политика, была все-же Америка.

Супруга будущего британского посла в СССР в эпоху Андропова и Черненко Джин Сазерленд в качестве “дипломатической жены” была свидетелем первых лет правления Фиделя. В своим прекрасных мемуарах “ Из Москвы на Кубу и дальше” она с множеством богатых деталей описывает все ужасы становления революционного государства. Меня, например, до глубины души впечатлил ее рассказ о том, как во время поддерживаемой американцами попытки кубинских эмигрантов свергнуть Фиделя в апреле 1961 года всего за три дня на острове появилось 100 тысяч новых политических заключенных.

Муж мемуаристки молодой дипломат Йэн Сазерленд был тогда послан выручать тех британских подданых, которые были объявлены “ шпионами и контр-революционерами”. Каково же было его изумление, когда в качестве арестованного подданного королевы Елизаветы II ему привели бывшего аргентинского министра внутренних дел! Силовики Фиделя загребали всех без разбора. Для них не было разницы между “Gran Bretana” и “Argentine”.

Но, когда Джин Сазерленд размышляет о причинах революции, которая привела Фиделя к власти, она прежде всего цитирует доклад американского государственного департамента, написанный в том же апреле 1961 года: “ Характер режима Батисты на Кубе ( именно этот режим сверг Фидель – МК) сделал насильственную народную реакцию против него почти неизбежной. Прожорливость руководства, коррупция в правительстве, жестокость полиции, безразличие режима к нуждам людей в сфере образования, здравоохранения, жилья….все это представляло из себя открытое приглашение к революции”.

Еще читать  Советник Трампа прокомментировал поставки оружия Украине: есть стремление сдерживать Россию

Чуть дальше Джин Сазерленд приводит цифры, который показывают: автором “приглашения к революции” был не только лидер старого кубинского режима Фульхенсио Батиста. По результам испано-американской войны 1898 года Куба получила независимость от Мадрида и стала фактическим протекторатом США. Америка реглярно посылала на Кубу свои войска и контролировала все главные отрасли экономики острова – как формальные, так и неформальные. Куба при Батисте была раем для американских гангстеров.

Несмотря на все это, придя к власти на стыке 1958 и 1959 годов, Фидель долго пытался достичь взаимопонимания с Америкой. Кастро выступал с антикоммунистическими речами. На все посыламые в Америку письма на кубинской почте ставили штамп: “ Наша революция – не коммунистическая. Наша революция-гуманистическая”. Но лидерам США не понравилось, что Фидель сделал ставку на последовательное вытеснение американского капитала с Кубы. Когда в апреле 1959 года Кастро прибыл в Америку, президент США Дуайт Эйзенхауэр даже отказался с ним встретиться. Считая Фиделя слабаком, временщиком и выскочкой, американцы толкнули его в объятия Москвы.

Вынужденно став коммунистом и младшим политическим партнером Советского Союза, Фидель с чисто латиноамериканской страстью стал одержим идеей противостояния высокомерному Вашингтону. Карибский кризис 1962 года, когда из-за секретного размещения советского ядерного оружия на Кубе, планета несколько дней балансировала на грани новой мировой войны, ни на шутку испугал лидеров СССР и США. А вот Фидель не испугался. Он счел, что Советский Союз поступил трусливо, согласившись на американское требование о выводе наших ракет с Кубы. Отношения между Москвой и Гаваной на некоторое время стали более холодными.

Кто в этой истории выглядит однозначно хорошо? Я бы сказал, что никто – или, во всяком случае, ни Америка, ни СССР и ни Куба. И в этом, на мой взгляд, заключается главный урок для совеменных политиков. Как я уже написал, в силу биологических особенностей мы все стремимся к однозначности. Но иногда это стремление к однозначности оказывается и опасным, и недостижимым.

Фидель Кастро останется в истории и как человек, который построил на Кубк систему здравоохранения мирового уровня и как лидер, который в ответ предложение провести на острове свободные выборы ответил в 1959 году: “Это может случиться, когда будет завершена аграрная реформа, когда все будут уметь читать и писать, когда все дети пойдут в школу и когда все будут иметь свободный доступ к лекарствам и докторам”. Судя по отсуствию свободных выборов на Кубе, эти цели на Кубе не достигнуты даже на момент смерти Фиделя в 2016 году.

Фидель останется в памяти жителей Латинской Америки и как первый местный лидер, который смог успещно сопротивляться наглому, жесткому и беспардонному прессингу США и как политик, который фактически превратил “ остров свободу” в тюрьму для своих граждан. Для меня Фидель Кастро – это в первую очередь бесконечно талантливый политик, доказывающий, что ничего в этом мире не бывает просто. Но, как мы уже выяснили, у каждого из нас свой Фидель.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика