Если бы лоси умели писать: «Фигею от вашего национального парка!»




Несогласованные работы ведутся под ЛЭП. Техника в любой момент может задеть высоковольтные провода, обесточив районы Москвы и Мытищ. На территорию леса завезены сотни тысяч тонн грунта вперемешку со строительным мусором. Шесть гектаров особо охраняемой природной территории уже засыпаны им на два-три метра в высоту. И работы продолжаются.

Сотрудники парка уверяют, что строится служебная противопожарная дорога. Но в это трудно поверить.

Ширина МКАД — 37 метров. А в «Лосином острове» под служебную дорогу засыпается полоса шириной 40 метров.

Нарушен природный баланс, погублены растения, страдают животные.

Ради чего? Что происходит в национальном парке страны?

Если бы лоси умели писать: "Фигею от вашего национального парка!"

Высокое напряжение опасно для жизни, если кто не знает. Поэтому разработаны определенные правила, как с ним обращаться и при этом не помереть.

За соблюдением правил следят энергетики. Линии электропередачи — их зона ответственности.

Когда в их зоне ответственности нарушаются правила, энергетики должны пресечь нарушения. Но удается это не всегда. Потому что не все слушаются энергетиков. Чаще игнорируют.

С середины декабря, например, их упорно игнорируют в парке «Лосиный остров». Происходит это в той части, что находится прямо за МКАД, на территории Мытищинского района.

Там проходит воздушная линия электропередачи 110 кВ «Сокольники — Хвойная». Под ней зона безопасности ЛЭП — просека шириной сорок метров. Двадцать метров справа от проводов и двадцать слева.

С декабря на эту просеку свозится в огромном количестве строительный мусор, который сверху присыпается грунтом.

Самая интенсивная работа идет ночами.

Самосвалы начали засыпку прямо от МКАДа и двигаются в глубь национального парка. В результате засыпки полтора километра просеки уже поднялись на значительную высоту от прежнего уровня.

По технике безопасности расстояние от земли до проводов высоковольтной линии электропередачи 110 кВ должно быть не меньше шести метров.

Если оно меньше, случается то, что случилось в «Лосином острове» в ночь с 20 на 21 января. Очередной самосвал, отсыпая грунт, задел кузовом провод. Машина вспыхнула. Колеса сгорели, водитель по счастливой случайности остался жив.

Но не всем так везет. В декабре, например, в Домодедовском районе водитель самосвала погиб при точно таких же обстоятельствах. Он высыпал под ЛЭП снег и сгорел прямо в кабине своей машины.

Понимая, чем рискуют рабочие в «Лосином острове», энергетики забили тревогу — ведь любые работы в зоне безопасности ЛЭП должны быть с ними согласованы.

Обратились за разъяснениями к руководству национального парка.

Руководство объяснило: под высоковольтной линией идет строительство… «пожарного проезда».

Почему строительство не согласовано? Кто строит проезд, какая компания, по какому договору и кто принимал решение о его строительстве?

Ответов энергетики получить не смогли. Несмотря на выписанные акты и обращения в прокуратуру, работы под ЛЭП продолжились.

В конце февраля пресс-служба «Северных сетей» ПАО МОЭСК пригласила в «Лосиный остров» журналистов, надеясь, что придание гласности поможет согласовать работы в охранной зоне, обезопасить рабочих, а также население, которое снабжается электричеством по этой ЛЭП. Потому что, если случится авария, без света останутся 20 тысяч человек в Москве и области. Причем не только жилые дома, но и большие предприятия — Мытищинский машиностроительный завод, например, который снабжается электроэнергией по этой ЛЭП.

* * *

Сразу надо сказать, что привлечение СМИ не дало результата. В начале марта апокалипсические репортажи о масштабном строительстве пожарного проезда вышли на центральных, московских и подмосковных телеканалах, но эффекта не возымели. Под проводами ЛЭП «Сокольники — Хвойная» в национальном парке «Лосиный остров» и сейчас идут эти несогласованные работы, опасные для жизни работающих. Поэтому не надо удивляться, когда там что-то случится, а надо быть к этому готовым. Такая у нас страна. Мы не умеем предотвратить беду, но зато можем мобилизоваться и ликвидировать ее последствия — в этом наша сила.

А еще наша сила в умении закрывать глаза, когда нужно, и «включать дурака».

Сотрудники лесничества, которое обслуживает «Лосиный остров», владеют им в совершенстве.

В пешем походе под проводами ЛЭП «Сокольники — Хвойная» журналистам повстречались два таких сотрудника. Сначала егерь Соловьев, потом инспектор Самохин.

В телерепортажи их интервью не попали, но у меня остались записи наших встреч.

Егерь Соловьев вышел под ЛЭП из леса с огромным ружьем. Он, видимо, искал браконьеров, но нашел только заваленную мусором просеку и журналистов. На вопрос о том, кто в таких количествах сваливает в национальном парке грунт и строительные отходы, егерь ответил, что не знает: участок земли под просекой принадлежит энергетикам, у них и спрашивайте.

Сопровождавшие журналистов энергетики возмутились. Охранная зона под ЛЭП входит в состав земель национального парка «Лосиный остров». «Если бы эта земля принадлежала МОЭСК, мы бы ее огородили и проблем бы не было никаких», — объяснил начальник участка «Северных сетей» Андрей Григорьев.

Вернувшись из похода, я открыла Публичную кадастровую карту и убедилась, что там, где проходит ЛЭП, никаких земель ПАО МОЭСК нет и в помине. Вся земля отнесена к собственности публично-правовых образований, категории земель особо охраняемых территорий. То есть сотрудники парка не знают границ своей зоны ответственности.

Инспектор Вячеслав Самохин, впрочем, оказался более осведомленным. Он не стал уверять, что «просека не наша».

По его словам, просека «наша» и на ней «идет отсыпка служебной дороги в противопожарных целях». Какая компания работает, чья техника и рабочие? Он не в курсе и не интересуется, обращайтесь к рабочим.

Один рабочий нашелся прямо под ЛЭП. Он ковырялся в МАЗе, которому с виду лет тридцать. Седельный тягач с длинным прицепом, чтобы возить бревна. Сами бревна — недавно спиленные деревья — сложены были рядом.

Вид у МАЗа был совершенно мертвый. Да и у рабочего едва живой.

Худой, как из концлагеря. Тоненькая замызганная курточка из хлопка. Резиновые сапоги явно не по сезону. Черное от копоти лицо. Дикий взгляд.

Похоже было, что он живет здесь, в мертвом грузовике, уже несколько дней, тщетно надеясь на эвакуацию. Типичный раб, каких нанимают субподрядчики больших столичных контрактов в мордовских, башкирских селах, где люди от бедности готовы за копейки на любую работу.

Насчет строительства противопожарного проезда раб ничего не знал. У него была другая версия: в национальном парке идут работы по санитарной уборке леса. Этим он и занят: убирает лес.

Какая именно фирма наняла его убирать лес, он говорить не стал, поскольку был страшно занят. Чинил тягач кусочками проволоки и замасленной тряпкой.

Если бы лоси умели писать: "Фигею от вашего национального парка!"

* * *

Несмотря на то что парк «Лосиный остров» расположен на территории Москвы и Московской области, ни столичные, ни областные власти им не распоряжаются. Он находится в ведении Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Всего в его ведении 40 национальных парков, и «Лосиный остров» один из них.

Национальный парк — территория, где в целях охраны природы ограничена деятельность человека. В заповедниках она полностью запрещена, а в национальных парках допускается, но не всякая, а только очень осторожная, чтобы не вредила экологии и не нарушала природный баланс.

Для каждого национального парка есть отдельное Положение. Положение о «Лосином острове» принято в марте 2012 года, подписано тогдашним министром природы Трутневым. Для обеспечения выполнения задач, возложенных на парк, создано федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный парк «Лосиный остров». Им руководит Федор Николаевич Воронин, назначенный тем же министром Трутневым.

Еще читать  Online [Free Watch] Full Movie Beach Rats (2017)

В соответствии с положением, «на территории парка запрещается любая деятельность, которая может нанести ущерб природным комплексам и объектам растительного и животного мира». В том числе деятельность, влекущая за собой нарушение почвенного покрова, изменения гидрологического режима, нарушение условий обитания растительного и животного мира.

Деятельность под ЛЭП «Сокольники — Хвойная» в «Лосином острове» гарантированно влечет за собой все перечисленное.

При этом у нее нет никакого вразумительного обоснования.

Отсыпка служебной дороги в противопожарных целях не требует столь внушительных масштабов работы.

Служебная дорога в противопожарных целях — это грунтовая дорога, наезженная практически под любой высоковольтной линией. В случае необходимости по ней может проехать пожарная машина. Да, на таких дорогах частенько образуются глубокие колеи, ямы. Их надо ремонтировать, подсыпать, чтобы машина не завязла. Для этого используется битый кирпич, например. Но не в таких же количествах, как в «Лосином острове».

Здесь строительным мусором за два последних месяца сплошняком засыпана территория полтора километра в длину и сорок метров в ширину. Шесть гектаров! Причем мусора высыпано так много, что уровень земли поднялся метра на два, если не на три.

Лосям, которые живут в Лосинопогонном лесопарке (особо охраняемая часть «Лосиного острова», граничит с ЛЭП), приходится теперь взбираться на эту насыпь и ковылять по грязи, рискуя сломать ноги на арматуре, вывернутых бетонных плитах и каких-то трубах, которые торчат из-под грунта, неровно прикрывшего сверху всю эту беду.

Если бы лоси умели писать, они бы выходили туда с плакатами на рогах: «Я фигею от вашего национального парка!».

Но они не умеют. Приходится писать за них.

* * *

Называя вещи своими именами, надо сказать, что в «Лосином острове», по всей видимости, идет захоронение строительного мусора, а вовсе не отсыпка служебной дороги. Во всяком случае, со стороны это выглядит именно так. Где-то неподалеку снесли здания, теперь расчищают там строительную площадку, а мусор придумали свезти в национальный парк — близко и недорого.

Конечно, это только версия. Подтвердить ее или опровергнуть — задача правоохранительных органов. Но пока органы этим не занялись, есть все основания подозревать, что отсыпка служебной дороги под ЛЭП — дело мутное.

ФГБУ «НП «Лосиный остров» — бюджетная структура. Вся ее хозяйственная деятельность должна быть отражена на сайте госзакупок.

В соответствии с 44-м и 223-м Федеральными законами администрация должна объявить конкурс на исполнение необходимой ей услуги (отсыпку дороги в данном случае) и заключить контракт с самым выгодным исполнителем.

Но никаких контрактов и договоров на «отсыпку служебной дороги в противопожарных целях» (или чего-то похожего), заключенных администрацией парка в 2016–2017 годах, на сайте госзакупок нет и в помине.

Возможно, конечно, что этот контракт заключала вышестоящая структура — Минприроды РФ. Но и у Минприроды в перечне контрактов и закупок за прошлый год мы не нашли ничего подобного.

Так кто же платил за работу?

Она ведь уже проделана. Причем огромная. В «Лосиный остров» завезены сотни тысяч тонн грунта, бетонных обломков и битого кирпича.

Кто же все это профинансировал?

В соответствии с правилами работы СМИ мы обратились в пресс-службу Минприроды РФ за разъяснениями: «Просим вас прояснить информацию, прозвучавшую на прошлой неделе в программе «Вести», о строительстве дороги под линиями электропередачи на территории национального парка «Лосиный остров». Какая организация строит там дорогу? Когда и кем было принято решение о ее строительстве? В законодательстве установлены строгие ограничения на строительные работы в национальных парках, и хотелось бы понимать, по какой причине они нарушены».

Ответа мы не получили. Ни ответа, ни привета.

Если бы лоси умели писать: "Фигею от вашего национального парка!"

* * *

И в заключение короткий сюжет, чтобы еще лучше ощутить атмосферу национального парка. Рассказали его энергетики.

ЛЭП «Сокольники — Хвойная» довольно старая. Три опоры там проржавели, пора менять. Их чинили, укрепляли, но время пришло. В этой связи энергетики обратились к руководству ФГБУ «НП «Лосиный остров»: необходимо заменить три опоры ЛЭП, на просеке запланированы работы. Мы завезем новые опоры. Старые выкопаем и увезем, новые поставим.

Руководство национального парка приняло информацию к сведению и немедленно выставило энергетикам счет — внимание! — на 63 млн рублей. Такую сумму ему должна заплатить региональная энергетическая компания, если она хочет менять опоры.

За что? А за ущерб природе.

Одна опора занимает два квадратных метра земли. Выкопав три старые опоры и поставив три новые, энергетики, по мнению руководства, нанесут вред природе на 63 млн.

Завалить мусором шесть гектаров парка — это не вред и не ущерб. А поменять в этом мусоре три опоры ЛЭП — страшное экологическое преступление.

* * *

В Интернете есть немало других «денежных» сюжетов, так или иначе связанных с руководством «НП «Лосиный остров». Сейчас, например, активно вбрасывается информация о его конфликте с неким предпринимателем Мкртчаном, который делает в парке бизнес: шашлык-машлык и все такое.

Вникать в суть конфликта смысла нет. Что-то про взятки. Кто-то вымогал, кто-то давал, кто-то обращался в прокуратуру. Сложный замес. Но сам факт того, что гнусная история мусcируется на официальном сайте ФГБУ «НП «Лосиный остров» и там же, на этом сайте, Мкртчана называют «шашлычным губернатором «Лосиного острова», уже очень многое говорит о его руководстве и стиле управления.

Мы часто бываем недовольны властями своего региона. Москвичи ругают мэрию. Жители Подмосковья — областное правительство. Но невозможно даже представить, чтобы подведомственные им структуры вели себя так отвязно, как ведет себя учреждение, подведомственное федеральному министерству.

Какое-то «дикое поле», а не федеральное государственное бюджетное учреждение.

На особо охраняемую природную территорию идут колонны грузовиков, свозя туда терриконы бог знает чего. Невозможно узнать, чьи это грузовики, кто им заплатил или они кому заплатили.

При этом демонстративно и дерзко нарушаются правила безопасности. Высокое напряжение угрожает рабочим. Аварии — жителям региона. Всем плевать!

Вот на «шашлычного губернатора» не плевать — там бабки, там важное. А рабы-водители кому интересны? Никому. Так же как население, которое останется без электричества, когда опоры ЛЭП рухнут из-за того, что их вовремя не заменили.

Репортажи на телеканалах — глас вопиющего в пустыне. Здравый смысл тонет в бюрократическом болоте. Высокопарными лозунгами о защите природы прикрываются личные меркантильные интересы.

В общем, название национального парка пора менять. Он не для лосей. Лосям здесь не место.

СПРАВКА «МК»

«Лосиный остров» с ХV века служил охотничьими угодьями для русских князей и царей. В настоящее время он занимает порядка 118 кв. км, включает в себя 6 лесопарков: Яузский и Лосиноостровский в черте Москвы; Мытищинский, Лосинопогонный, Алексеевский и Щелковский относятся к территории Подмосковья.

По сведениям сотрудников службы содержания и благоустройства национального парка, в начале 2013 года на территории «Лосиного острова» обитали 70 лосей, 300 пятнистых оленей, 200 кабанов, 300 зайцев, а также лисицы, американские норки, енотовидные собаки, белки, орешниковые сони, бобры, ондатры, ястребы-тетеревятники, орланы-белохвосты и многие другие птицы.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика