Эксперты оценили слова вице-президента Ирака о военном присутствии России

Прибывший в Москву с визитом иракский вице-президент Нури Малики заявил, что в Багдаде хотели бы большего военного и политического присутствия России в Ираке. Что стоит за этими словами, попытался разобраться «МК» при помощи экспертов.

Эксперты оценили слова вице-президента Ирака о военном присутствии России

После встречи с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко иракский гость заявил: «У России исторически крепкие отношения с Ираком. Поэтому мы хотели бы, чтобы у России было весомое присутствие в нашей стране в политическом и военном плане… Мы хотим укреплять сотрудничество в области энергетики, электроэнергетики, нефти. Также это касается научного сотрудничества, стипендий, университетской подготовки, в экономике и торговле, а также в политической и военной сферах».

Как стоит понимать заявления иракского вице-президента, сделанные во время его пребывания в Москве? Этот вопрос «МК»задал экспертам.

– Думаю, что никак, – говорит эксперт по Ближнему Востоку Станислав ИВАНОВ. – Надо сначала разобраться, кто такой Малики сегодня – он занимает второстепенный пост вице-президента. Ключевая фигура в Ираке – премьер-министр Хайдер Абади. Есть президент – курд Фуад Масум. Малики уступил пос премьер-министра после того, как фактически отдал страну на съедение ИГИЛ («Исламское государство» – запрещенная в России террористическая группировка) в 2014 году, когда его армия разбежалась, а оружие (которое он просит) было брошено и досталось исламистам. Сейчас ни Иран, ни США не допустят присутствия в Ираке России – там все уже поделено. Ирак сейчас нуждается не в вооружениях, а в строительных материалах, в продовольствии. В стране насчитывается около 2 млн беженцев, находящихся на грани гуманитарной катастрофы. Проблемы с энергоснабжением, с водоснабжением, многие города лежат в руинах. Если говорить о торгово-экономических отношениях с Россией, то они развивались и до этого. Ожидать какого-то прорыва от визита Малики не стоит. Если бы приехал премьер-министр Абади или президент Ирака, или глава парламента, наверное, можно было более серьезно вести переговоры.

– Не стоит переоценивать такие заявления Малики, – считает руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий КУЗНЕЦОВ. – У нас есть примеры экономического и военно-технического сотрудничества, и я думаю, что иракский вице-президент был бы заинтересован в подъеме такого сотрудничества. Ни о каком прямом военном присутствии России в Ираке и речи, видимо, быть не может. Этот визит во многом надо рассматривать и в контексте предстоящего референдума в Иракском Курдистане и предстоящих иракских выборов. Учитывая роль внешних игроков в Ираке (и Ирана, и Соединенных Штатов) и возрастающую роль России в регионе, эти заявления показывают, что есть стремление диверсифицировать связи. Но не более того.

Еще читать  Украинская армия провели сутки боев на Донбассе без потерь

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика