Эксперт прокомментировал спасение украинцев «Кулаковым»: «Российские моряки отказываются от вознаграждения»

Стали известны подробности спасательной операции в Средиземном море. 24 ноября в 8 часов 20 минут большой противолодочный корабль «Вице-адмирал Кулаков» получил сигнал бедствия от украинского рыболовецкого судна «097», приписанного к порту Мариуполя. В условиях шторма, грозы и шквалистого ветра на украинское судно были высажены врачи. Двум из семи членов экипажа рыболовецкого судна потребовалась медицинская помощь. «Кулаков» по просьбе капитана «097» взял судно на буксир. Сейчас российский большой противолодочный корабль транспортирует аварийное украинское судно к ближайшей якорной стоянке около острова Крит.

О том, как обычно проходит спасательная операция, мы поговорили с капитаном 1 ранга запаса, председателем Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников и ветеранов ВМФ Игорем КУРДИНЫМ.

Эксперт прокомментировал спасение украинцев "Кулаковым": "Российские моряки отказываются  от вознаграждения"

– На помощь аварийному судну, подавшему сигнал бедствия, приходит тот, кто находится ближе всего, – говорит Игорь Кириллович Курдин. – Высаживает аварийную партию, помогает ликвидировать пожар, берет судно на буксир.

На «Кулакове» есть медицинская бригада, квалифицированные врачи и современное оборудование. Также ему под силу оказать техническую помощь, взять терпящее бедствие судно на буксир. Что он и сделал. Далее составляется акт о спасении, выставляется счет и судовладелец оплачивает спасательные работы. Это общепринятая международная практика. Но, как правило, российские военные моряки отказываются от вознаграждения. Такие вот мы благородные.

– Были случаи, когда враждующие стороны оказывали помощь друг другу?

– В Первую мировую войну подводным лодкам, перед тем, как торпедировать транспорт, предписывалось связаться с судном и подождать, пока экипаж не покинет корабль. А после выпуска торпеды требовалось оказать помощь в спасении членов экипажа. Другое дело, что такая рыцарская практика существовала только в самом начале войны.

Известен случай, который произошел 29 февраля 1996 года в Северной Атлантике, в 150 милях от Гебридских островов во время морских учений стран НАТО, где принимали участие подводные лодки, авиация и противолодочные корабли. Когда учения заканчивались, корабли уже строились в походный строй, чтобы отправиться на базы, в российское посольство в Лондоне обратилось к командованию британских ВМС с просьбой оказать помощь матросу российской подлодки, у которого после удаления аппендицита начался перитонит.

Еще читать  СМИ: Кремль приказал защитить оппозицию от зеленки

Когда было получено «добро», практически в центре боевого строя судов НАТО всплыла российская подводная лодка К-448 «Тамбов». Матрос был эвакуирован на британский эсминец «Глазго», а следом его на вертолете «Линкс» доставили в военный госпиталь.

И таких случаев было немало. Это нормальная практика в мирное время.

Приведу еще пример. 4 августа 2005 года в 75 километрах к югу от Петропавловска-Камчатского потерпел аварию подводный аппарат «АС-28». Он проводил плановые работы в акватории бухты Березовая и на глубине 200 метров попал в рыболовные сети. На борту батискафа находилось 7 человек. Операция по спасению людей длилась почти трое суток. Из Великобритании прилетел самолет со спасательным комплексом «Скорпион» на борту. С помощью беспилотного глубоководного аппарата и удалось перерезать сети. Экипаж был спасен. С нами тогда связывался морской атташе в посольстве Великобритании в Москве капитан Джон Холлоуэй, за организацию спасательной операции он получил орден Дружбы народов.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика