Досрочные выборы в Британии: стране грозит «подвешенный парламент»

В четверг, 8 июня, в Великобритании состоятся досрочные выборы в парламент. На сроки проведения голосования, о необходимости которого еще ранее заявила премьер Тереза Мэй, не повлиял ни взрыв в Манчестере, ни двойной теракт в Лондоне. Ставки для главы британского правительства, возглавляющей Брекзит (процесс выхода страны из Евросоюза), крайне высоки. Утрата правящей Консервативной партией лидирующих позиций может привести к серьезным политическим проблемам и к падению личного авторитета Мэй.

Досрочные выборы в Британии: стране грозит «подвешенный парламент»

Когда в апреле премьер-министр Британии Тереза Мэй неожиданно заявила, что в стране будут проведены досрочные выборы, намеченные на 8 июня, это прозвучало для многих словно гром среди ясного неба. Ведь еще незадолго до того глава британского правительства утверждала, что не собирается проводить досрочного голосования. Неожиданный поворот был связан с надеждами Мэй на то, что новый мандат укрепит ее позиции по выходу страны из Евросоюза на фоне отсутствия согласия между партиями в парламенте по вопросу Брекзита. «Если мы не проведем всеобщих выборов сейчас, их политические игры продолжатся», — сказала тогда госпожа премьер-министр об оппозиции. «Каждый голос за консерваторов сделает меня еще сильнее», — заявляла Мэй, говоря о Брекзите. Наблюдатели связали желание главы британского правительства провести выборы до срока с тем, что Консервативная партия находится на пике популярности, а сама Тереза Мэй пользуется популярностью в три раза большей, чем лейбористский лидер Джереми Корбин. Если консерваторы получат в парламенте еще больше мест, то позиции главы кабинета по выходу из ЕС будут усилены.

Но и предпосылок для триумфальной победы консерваторов пока немного — опросы общественного мнения показывают, что они вполне могут и не получить большинства голосов, необходимого для формирования однопартийного правительства. Тем более что последние теракты в Англии вызвали немало вопросов к спецслужбам (а значит, и к властям). Прежде всего: как получилось, что, имея информацию о радикальных воззрениях участников террористических атак, соответствующие органы не предотвратили трагические события?

* * *

Почему правящая в Великобритании партия оказалась перед выборами в непростой ситуации? И что ждет Соединенное Королевство, если она не получит убедительного большинства голосов? Об этом «МК» рассказал заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН.

«Подвешенный» парламент — один из вполне возможных исходов выборов, потому что британское общество колеблется, чувствует себя неуверенно, и любой фактор в этих условиях может сыграть свою роль. Пока мы не можем сказать, как, например, отразится на настроениях электората теракт в Лондоне — сплотятся ли люди вокруг консерваторов, или же предъявят им претензии за необеспечение безопасности? Реакция может быть любая, и узнаем о ней мы, возможно, на избирательных участках. Можно вспомнить пример Франции, где незадолго до президентских выборов произошел теракт — он, однако, не привел к росту поддержки консерваторов и крайне правых сил, занимающих антимигрантскую позицию. Но там у власти находились социалисты, они же отвечали за безопасность, а их кандидат к тому моменту не имел никаких шансов на победу. То есть ситуация была принципиально иная.

Что же произошло в Великобритании? Когда в апреле Тереза Мэй объявила о досрочных выборах, разрыв с лейбористами составлял более 20%, и убедительная победа консерваторов казалось гарантированной. Таким образом премьер получила бы народный мандат на продолжение политики «жесткого» Брекзита и укрепила бы свой авторитет (ранее Мэй была избрана лишь внутрипартийным голосованием).

Однако консерваторам не удалось убедить электорат в том, что у них есть конкретный план не только по Брекзиту (как раз этот вопрос ими проработан), а по использованию плюсов, которые получит страна после выхода из ЕС. На это наложился еще один важный фактор — консерваторы имели неосторожность включить в свою избирательную программу очень спорный пункт о том, что жилье пожилых граждан, за которыми ухаживают муниципальные сотрудники соцобеспечения, после смерти переходит в собственность муниципалитета. На самом деле практика, подобная этой, в стране уже имеется. Но выдвижение этой идеи в качестве программного положения оказалось недостаточно этичным для британцев, окрестивших инициативу «налогом на деменцию». С одной стороны оказалось государство, пусть и в виде муниципалитетов, с другой — беззащитные пенсионеры. По мнению специалистов, ситуация с самой идеей неоднозначная (например, жилье умершего потом может получить другой нуждающийся в нем пожилой человек), но избирательные кампании как раз требуют однозначности. А симпатии общества в данном случае, разумеется, оказались на стороне пенсионеров; консерваторы выступили тут в роли технократической, негуманной партии, реанимировав в памяти и правление Маргарет Тэтчер, к которому в Великобритании отношение очень неоднозначное».

Еще читать  Эксперт: решение Обамы вооружать союзников в Сирии связано с Алеппо

* * *

— В результате предсказать, чем закончатся выборы, сейчас очень сложно, — считает эксперт. — Скорее всего, консерваторы их все же выиграют. Но вопрос — будет ли у них большинство? Мэй рассчитывала на убедительное большинство. Пока же возможно либо слабое большинство, как сейчас (330 из 650 мест в палате общин), либо «подвешенный» парламент.

В первом случае консерваторам все равно удастся сформировать однопартийное правительство. Но они будут зависимы от своих не очень лояльных депутатов, у которых есть претензии к Мэй. В условиях, когда у нее хороший рейтинг, ей сопутствует успех, эти претензии отходят на второй план. Но если премьера постигнет неудача, если она выиграет, но не с убедительным результатом, степень недовольства может возрасти. Достаточно вспомнить Маргарет Тэтчер — для нее подобная нелояльность депутатов в свое время закончилась очень плохо, ее, по сути, свергли ее же однопартийцы. Поэтому даже в случае не очень уверенного успеха для Мэй есть существенные политические риски.

Если же консерваторы не наберут большинства (326 мест), сложится ситуация «подвешенного» парламента. Внешне это вроде бы не очень страшно, прецеденты уже были в британской истории, в том числе и когда премьером был Дэвид Кэмерон. Тогда была создана коалиция с либеральными демократами, которая продержалась весь срок полномочий парламента, оказавшись, несмотря на противоречия, достаточно стабильной.

Но есть в подобной ситуации две проблемы. Во-первых, опыт с либеральными демократами оказался неудачным для них самих: в условиях доминирования в коалиции консерваторов им не удалось реализовать свою программу. Избиратели разочаровались, и на следующих выборах либеральные демократы потерпели серьезное поражение, а консерваторы победоносно сформировали однопартийное правительство. То есть играть роль младшего партнера с перспективой поражения в следующей избирательной кампании, наверное, никому не захочется…

Вторая проблема, по мнению Алексея Макаркина, носит еще более серьезный характер: кто теоретически может войти в коалицию с консерваторами сейчас? «Большая коалиция изначально невозможна, поскольку нельзя представить Терезу Мэй и Джереми Корбина (лидер лейбористов) в одном правительстве, это идеологические антиподы. Если со времен Тони Блэра Лейбористская партия в политическом плане двигались к центру, то с Корбином они сильно сдвинулись влево.

Можно вспомнить о либеральных демократах, но, во-первых, у них есть печальный опыт, о котором уже сказано, а во-вторых — это главная партия, выступающая против Брекзита.

Будет достаточно много депутатов у Шотландской национальной партии, но шотландцы готовят очередной референдум о выходе из Соединенного Королевства, и их приоритеты совершенно расходятся с интересами консерваторов.

Есть Партия Уэльса, но там примерно такое же негативное отношение к консерваторам.

Союз с североирландскими протестантами из Ольстерской юнионистской партии также маловероятен, так как будет означать конфликт с североирландскими католиками.

Конечно, существует еще и Партия независимости Соединенного Королевства, которая являлась единственной политической силой, последовательно поддерживавшей Брекзит. Но политика Мэй, возглавившей процесс выхода страны из ЕС, практически уничтожила влияние этой партии.

Если консерваторы не получат большинства, то это может либо привести к новым выборам, либо способствовать созданию противостоящей им коалиции. Но второй вариант гораздо сложнее, поскольку, как мы видим, приоритеты у всех партий весьма разнятся. Поэтому в случае формирования «подвешенного» парламента он будет недолговечен, и, вероятнее всего, будут проведены досрочные выборы».

* * *

Проведенные в последние дни перед выборами опросы общественного мнения в целом сулят успех — впрочем, не ошеломительный — консерваторам. Так, согласно социологическому исследованию YouGov (30 мая — 5 июня), Консервативная партия может рассчитывать на 42% голосов, тогда как лейбористы — на 38%. Партия независимости Соединенного Королевства, согласно этим данным, «набирает» 4% (так же, как и Шотландская национальная партия), а либеральные демократы — 9%. Так что победа тори может вполне оказаться победой пирровой. И тогда возникает вопрос: а стоило ли вообще затевать досрочное голосование?

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика