Донбасс – Дом Павлова

Донбасс – Дом Павлова

Есть странные совпадения в Истории, как бы рифмы в этом Божием творении; все замечали. При этом кто-то склонен, вторя основоположнику классовой ненависти, тиражировать его, марксово, лукаво-безбожное и поверхностное про «первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса» (Маркс К. 18 брюмера Луи Бонапарта: «Гегель где-то отмечает, что все великие всемирно-исторические события и личности появляются, так сказать, дважды. Он забыл прибавить: первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса». Разумеется, Гегель так и думать не думал). С другой стороны, наш серьёзнейший историк Н.И.Ульянов (1904-1985) в статье «Соблазны истории» доказывает, что в истории нет повторений. «Выражение: "история повторяется" придумано не историками, а безответственными "мыслителями", — говорит он. — Историческое есть качественно единственное. Это главное, что надо знать об истории… "Обобщения" — один из приёмов искажения истории». Примечательно, что Ульянов замечает: «Прежде чем стать наукой, история была поэзией. Даже по форме. В дописьменные времена она излагалась в стихах. Так продолжалось чуть не до Геродота. Но и с возникновением письменности, с появлением обширных трудов, поэтический характер продолжал отличать сочинения по истории. Даже в новое время, до самого девятнадцатого века она относилась к числу изящных искусств…»

И это никак не случайно. «Рифмы истории» всё-таки являются несомненным фактом. Другое дело, как их воспринимать и трактовать. Строгость изложения фактов, рассмотрение тончайших узоров общего контекстного фона и уяснение скрытых пружин событий, о чём так печётся серьёзный историк и вся историческая наука, не могут обнулить поэтичности истории. Лишь для поверхностных или даже злонамеренных умов «повтор» может казаться фарсом или пародией. На самом деле «рифмы истории» как бы наводят резкость на явление, открывают глубину исторической картины, высвечивают векторы противостояния сил, задействованные в мировом процессе; открывают Божий замысел, в конце концов.

Итак. В Донецке убили Моторолу, воина, непобедимого воина, надо сказать. И как-то вдруг фокусировка с его позывного, обретая резкость, стала смещаться к его фамилии: Арсений Павлов… Арсен Сергеевич Павлов (2 февраля 1983 — 16 октября 2016)… Павлов!

И вот словно бы взрывная волна соединила времена.

Кому на просторах Русской цивилизации неведом «Дом Павлова» в Сталинграде?! Всякому известен. Даже если ты никогда не бывал в Волгограде-Сталинграде. Дом Павлова — символ русской стойкости и победы в великом сражении на Волге.

Герой Сталинградской битвы Яков Федотович Павлов (17 октября 1917 — 28 сентября 1981) осенью 1942 возглавил группу бойцов, которая отбила у немцев, а затем почти два месяца удерживала четырёхэтажный кирпичный жилой дом в центре Сталинграда, не позволяя немцам (на самом деле европейцам — немцам, итальянцам, хорватам, венграм, финнам) выйти к Волге. Так совпало, — родился Яков Павлов за 99 лет до гибели Арсена Павлова. Они ни дня не жили одновременно на белом свете. А война у них как бы одна. Если не формально, то по сути, та же война, Великая Отечественная, не вполне завершённая в прошлом веке.

Иван Ильин в 1950 пытался смоделировать ситуацию, при которой «после падения большевиков мировая пропаганда бросит во всероссийский хаос лозунг: «Народы бывшей России, расчленяйтесь!»

«Чтобы наглядно вообразить Россию в состоянии этого длительного безумия, — говорит Ильин, — достаточно представить себе судьбу «самостийности Украины». Этому «государству» придется прежде всего создать новую оборонительную линию от Овруча до Курска и далее через Харьков на Бахмут и Мариуполь». Украина станет сателлитом Германии и «в случае новой войны между Германией и Россией немецкое наступление пойдет с самого начала от Курска на Москву, от Харькова на Волгу и от Бахмута и Мариуполя на Кавказ. Это будет новая стратегическая ситуация, в которой пункты максимального доныне продвижения германцев окажутся их исходными пунктами». Ильину казалось, что к этой новой стратегической ситуации отрицательно отнесутся европейские государства и Соединенные Штаты; «они быстро сообразят, что признать самостийную Украину — значит отдать ее германцам (т.е. признать Первую и Вторую мировые войны проигранными!) и снабдить их не только южнорусским хлебом, углем и железом, но и уступить им Кавказ, Волгу и Урал». В ту пору блок НАТО только формировался и ещё не принял в свои ряды Западную Германию («Второе расширение НАТО» произойдёт в 1955 году). Возможно, поэтому со стороны и не было очевидным, что мировая закулиса уже возложила на США обязанности «главного по Европе», навсегда отняв эти обязанности у поверженной Германии, которая дважды в ХХ веке не исполнила задачу по расчленению России.

Еще читать  Янукович: Радикалы действуют по принципам "майдана" за пределами украинского закона

Замечательно, что Ильин напоминает: «Но для нас поучительно, что европейские политики заговорили одновременно — о паневропейском объединении (ЕС) и о всероссийском расчленении! Мы давно прислушиваемся к этим голосам. Еще в 1920-х годах в Праге видные социалисты-революционеры публично проболтались об этом замысле, избегая слова «Россия» и заменяя его описательным выражением «страны, расположенные к востоку от линии Керзона». Мы тогда же отметили эту многообещающую и, в сущности, изменническую терминологию и сделали соответствующий вывод: мировая закулиса хоронит единую национальную Россию».

Очевидно, что вожди «мировой закулисы» (выражение И.Ильина) в ХХI веке решили не наступать на старые грабли, используя Германию, и двинулась к цели иным путём. При этом идея мировой гегемонии, разумеется, остаётся у Закулисы доминирующей, а задача расчленения России — задачей стратегической.

Поэтому восставший в 2014 году Донбасс это в известном смысле возникновение из небытия того самого сталинградского Дома Павлова, который ныне вновь стоит на пути расчленителей Руси, не давая врагу выйти к Волге, Кавказу и Уралу… В 1942 году на Сталинград, на грядущую Победу работал весь Советский Союз. Этого, к сожалению, пока нет. Судя по телевизору, у идеологов СМИ пока нет задачи важнее, чем пляшущие на коньках шуты. И вот погиб в результате — очевидно — предательства Павлов в донецком своём доме.

В Сталинградской битве принимал участие, помимо Якова Павлова, другой позже ставший очень известным Павлов — архимандрит Кирилл (в миру Иван Дмитриевич Павлов; род. 8 сентября 1919), духовник трёх русских Патриархов. По некоторым сведениям, болящий старец недавно вышел из комы и сказал: не умру, пока не вымолю Украину.

О Сталинградской эпопее существует огромная литература. В разных жанрах. Но, кажется, нет более могучего произведения, чем «Дни и ночи» Константина Симонова, книги, написанной на свежих развалинах великого города. В ней каждая буква с осколком или пулей внутри, в ней каждая строчка отчеканена взрывом мины, каждая страница промыта красной водой Волги. Завершается роман слезами из ваших глаз: «А в газетах в эту ночь еще набирали на линотипах, как всегда, сдержанные сводки Информбюро, и люди, перед тем как ложиться спать, слушая последние известия по радио, по-прежнему тревожились за Сталинград, еще ничего не зная о том взятом в бою военном счастье, которое начиналось в эти часы для России».

О Донбассе пока так сказать нельзя. Но и забыть нельзя: Донбасс как Дом Павлова — ключевая точка в битве за Россию, за Святую Русь.

Источник

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика