«Доктор, мне кажется, я заболел сифилисом»: венерические будни москвичей

Говорят, что все болезни от нервов, и только сифилис — от любви. Как бы то ни было, но «дурная болезнь» не отступает. Заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников недавно озвучил тревожную статистику: в столице за последние 15 лет число больных сифилисом мигрантов увеличилось в 40 раз.

Правда, специалисты не спешат бить во все колокола: по их мнению, заболевание просто стали чаще выявлять. А сами москвичи страдают «от любви» не чаще, чем раньше.

«Доктор, мне кажется, я заболел сифилисом»: венерические будни москвичей

«Нет, в отделение посторонним нельзя. А вдруг вы там кого-то из знакомых встретите?..» — огорошивает меня Ольга Валентиновна Магарышкина, заведующая Городским центром по снятию с учета больных сифилисом. Тут же перед глазами встают страшные картины больных с проваленным носом. Первая мысль: нет у меня таких знакомых.

На самом деле от этой болезни никто не застрахован… Среди пациентов — люди из разных слоев общества: от социально неустроенных обитателей вокзалов и приютов до тех, кто занимает достаточно высокое положение, на кого никогда не подумаешь. Болезнь не щадит никого.

— Чаще всего заболевают мужчины в возрасте 20–40 лет, но встречаются и бабушки под 80! А вот ранний, врожденный сифилис — сегодня редкость: был один человек в прошлом году. Недавно выявили это заболевание у женщины после того, как у нее на сроке восемь месяцев ребенок погиб внутриутробно. Она ни разу не обследовалась во время беременности.

Все еще существует и загадочный бытовой сифилис, на который так любят ссылаться неверные мужья: случайно подцепили, мол, в бане или в бассейне.

— Даже детки болеют! — сетует доктор. — Недавно у меня наблюдалась пациентка, которой этот диагноз поставили в два года. И этот случай не единственный. У ее дяди был вторичный сифилис с проявлениями во рту, он кормил ее из ложечки и пробовал сам: не горячая ли еда? А у него в полости рта была самая заразная язва…

Во рту каждого человека всегда найдется микроскопическая ранка, а это прямой путь для распространения инфекции. В давние времена заражались стоматологи, работавшие без перчаток.

В лихие девяностые в Москве регистрировался пик заболеваемости сифилисом. Стационар на улице Короленко, в котором работали женское и мужское отделения, на несколько десятков коек каждое, больница в Строченовском переулке, где под охраной лечили асоциальных пациентов, были забиты под завязку.

Николай Николаевич Потекаев, главный дерматовенеролог и косметолог города Москвы, рассказывает мне экзотический случай, когда в те бурные времена одного бизнесмена специально заразили сифилисом.

— Бизнес-партнером моего пациента была женщина, с которой он находился не только в деловых, но и в интимных отношениях. Конкуренты подложили ему больную женщину, занимающуюся, как говорят, коммерческим сексом. Согласно плану, он должен был впоследствии неминуемо заразить свою коллегу, и бизнес бы разладился. Мужчина пришел ко мне на прием со словами: «Доктор, мне кажется, что я заболел сифилисом». Я предложил ему провести превентивное лечение. Но он отказался: «Не хочу колоть пенициллин!» Согласился хотя бы сдать кровь, но реакция Вассермана была отрицательной, что неудивительно: слишком мало дней прошло после контакта.

— Он больше не появился?..

— Когда мой пациент пришел во второй раз, у него уже была слабоположительная реакция: два плюса, а на половом органе появился лишь небольшой узелок — папула, которая представляла собой не что иное, как твердый шанкр на этапе его созревания, то есть еще до появления характерной язвочки. Увидеть твердый шанкр в самом начале его формирования удается исключительно редко. В этом и заключалась казуистика этой истории. Пациент наконец понял, что тянуть больше нельзя, но теперь пришлось назначить не превентивное, а полноценное лечение первичного сифилиса.

— Во второй половине 90-х венерологам удалось ситуацию взять под контроль, и сифилис пошел на спад. И вот опять всплеск… Что это — привет из того времени?

— Нет, это не привет из 90-х. Это привет из 2008 года, когда в связи с соответствующим решением Федеральной антимонопольной службы (ФАС) медицинское освидетельствование мигрантов на венерические заболевания стало разрешено проводить не только государственным учреждениям (раньше это были кожвендиспансеры), но и частным, — говорит главный дерматовенеролог и косметолог города Москвы. — В результате мигранты для того, чтобы получить разрешение на работу в Москве, стали проходить медосмотры в коммерческих медицинских центрах. К 2014 году было задействовано порядка 37 таких структур. Приведу красноречивый пример: в 2007 году 17% из обследованных мигрантов был поставлен диагноз «сифилис». А в 2008 году выявлять стали всего два процента…

— Так что можно смело сказать, что особого роста сифилитиков из числа гостей столицы не наблюдается. Просто выявление стало реальным, а было фиктивным.

— Да, когда в 2015-м открылся многофункциональный миграционный центр в поселке Сахарово, постановлением правительства Москвы была определена городская организация, которая может проводить соответствующие медосмотры и делать все анализы. Благодаря этому мы имеем реальную картину по выявлению сифилиса среди мигрантов. В то же время количество заболевших москвичей снижается. В 2016 году сифилис был выявлен у 2345 иностранных граждан и лишь у 1099 москвичей.

— Но в какой-то момент врачи-венерологи неожиданно столкнулись с проявлениями поздних форм сифилиса, в том числе кардиоваскулярного и нейросифилиса у жителей столицы…

— Поздние формы сифилиса действительно встречаются. Это, возможно, как раз отголосок 90-х, когда эту болезнь лечили все подряд — и стоматологи, и медсестры, и даже люди, не имеющие к медицине никакого отношения. Назначали антибиотики, не понимая, что для каждой стадии болезни существуют разные схемы терапии. Поздняя форма сифилиса — это когда «стаж» заболевания больше двух-четырех лет. А дальше — три варианта: иногда происходит самопроизвольное излечение (правда, такое редко случается) либо болезнь протекает скрыто, без каких-либо клинических проявлений, и, наконец, может перейти в форму сифилиса с поражением внутренних органов. Надо сказать, что третичные сифилиды на коже сегодня — это уже экзотика.

Пять лет назад именно благодаря усилиям профессора Потекаева был принят приказ Департамента здравоохранения Москвы №190 «О взаимодействии врачей-дерматовенерологов с врачами смежных специальностей (неврологами, психиатрами, наркологами, офтальмологами, отоларингологами)». Документ подразумевал, в частности, обязательное обследование пациентов с подозрением на нейросифилис в специализированных стационарах. Медики делали поразительные открытия: человека лечили, к примеру, от инсульта, а у него был поздний сифилис…

— Сифилис поражает нервную, сердечно-сосудистую системы, бывает даже сифилис желудка, — рассказывает мой собеседник. — У этого заболевания наблюдается разнообразная симптоматика: от нарушений зрения до инсульта. Кстати, неврологическая симптоматика очень быстро уходит на фоне лечения от сифилиса. В конце 90-х был у нас пациент, который поступил в специализированное учреждение, занимающееся ВИЧ-инфекцией. Больного доставили в инвалидной коляске. У мужчины тетрапарез (двигательная дисфункция верхних и нижних конечностей), кроме того, он никого не узнавал. Это был тот редкий случай, когда от момента заражения до нейросифилиса прошло всего 8 месяцев. Дело в том, что пациент был ВИЧ-инфицирован, а на фоне этой инфекции сифилис может стремительно проходить все стадии. Поставили диагноз, человек прошел полный курс лечения от венерического заболевания и выписался из больницы на своих ногах. Этот пример показывает, что если правильно лечить сифилис — можно сразу добиться убедительных успехов, но это нужно делать только в медицинских учреждениях.

***

Человек может жить очень долгие годы, не зная о том, что он болеет сифилисом, который, как мина замедленного действия, тлеет и тлеет в организме. Симптомов нет, и болезнь выявляется, как правило, случайно: при медосмотре для устройства на работу или госпитализации.

Многие, заподозрив у себя эту напасть, первым делом ищут рецепты исцеления в Интернете, где есть и список медикаментов, и схемы терапии. Но проблема в том, что в Сети можно найти рецепты лечения только классических форм заболевания: первичную и вторичную, когда есть язвы, сыпь и т.д., а вариаций сифилиса — порядка двадцати, и все они в основном скрытые.

Еще читать  Online [Free Watch] Full Movie Napping Princess (2017)

— Это связано с особенностями строения нервной системы. Если очаг далеко от основополагающего центра, может пройти очень много времени, — объясняет Ольга Валентиновна Магарышкина. — Вот пример из практики: буквально вчера у меня на приеме была семья, которой уже установлен диагноз. Сначала обратился муж, которому при устройстве на новую работу требовалось пройти медицинское обследование. Тест на реакцию Вассермана оказался положительным. Человек имел случайные интимные контакты, о которых его жена не подозревала. Его ничего не беспокоило. И вдруг такое! Обследовали жену — тоже положительная реакция. Сделали пункцию — у обоих нейросифилис…

Если вбить в поисковик «лечение сифилиса в Москве», выскочат десятки предложений, в том числе и по системе «все включено». Цены колеблются в диапазоне от трех до десяти тысяч рублей. Зато частные клиники гарантируют больному быстрое, почти мгновенное излечение и полную конфиденциальность.

В государственных клиниках ни анонимно, ни мгновенно от сифилиса не избавят, а поздние скрытые формы предложат лечить только в стационаре с последующим наблюдением. В Городском центре по снятию с учета больных сифилисом их динамически наблюдает целый штат врачей: и невролог, и офтальмолог, и отоларинголог, и терапевт. К слову, все пациенты получают документ о прохождении лечения, потому что тесты остаются положительными пожизненно — это память иммунитета. Такая справка очень важна для беременных женщин, которые раньше переболели сифилисом.

На интернет-форумах, где общаются будущие мамы, отмеченные положительной реакцией Вассермана, что ни история, то крик о помощи.

«Девушки, у меня та же проблема. Я нахожусь на 32-й неделе беременности, обнаружили сифилис, сдали с мужем, у него отрицательный, у меня положительный снова. В 12 недель сдавала, ничего не было, так как никогда не болела. Мне страшно! Откуда он взялся, еще и на таком сроке? Не повредит ли лечение моему малышу? Завтра иду за углубленным анализом на это. Врач мне сказал, чтоб я раньше времени не переживала, что + может показывать, потому что я первый раз беременна».

«А я сижу плачу. В 2003 году лечилась амбулаторно от сифилиса, в 2007 году сняли с учета, и я родила здоровую дочурку. Вроде все было нормально, сейчас 17 недель беременности, сдала анализы в КВД по поводу прошлого лечения, прихожу со спокойной душой, а мне говорят: «У вас положительно, нужно и мужу сдать». Я вообще в шоке, начиталась в Интернете всякого. Что делать — не знаю. Теперь этот сифилис всю жизнь будет преследовать…»

«У меня беременность 12 недель. Вчера из ЖК позвонила врач и сказала, что кровь плохая. Я сразу же примчалась к ней… она меня просто ошарашила, что анализ на сифилис положительный, два плюса (RW 2+), и отправила на пересдачу в КВД. Анализы будут готовы только во вторник, я с ума сойду до этого времени. Ни у меня, ни у мужа нет никаких признаков этого заболевания. У кого-нибудь было подобное, и может ли результат быть ошибочным?»

— Дело в том, что на фоне беременности возможна ложноположительная реакция, — разъясняет Николай Николаевич Потекаев. — Я всегда говорю: не надо черпать для себя информацию в плане лечения из Интернета! Ложноположительная реакция бывает при коллагенозах — заболеваниях соединительной ткани, при отравлениях тяжелыми металлами и ряде других состояний. При циррозе печени такое тоже может быть. Иногда при сильном кариесе в пораженных зубах в крови присутствуют спирохеты, которые не являются бледными трепонемами, но относятся к той же группе бактерий. Они сифилиса не вызывают, но в организме могут вырабатываться соответствующие антитела, а подозрение на сифилис, как известно, определяется по уровню антител в крови. Но если все же вероятность сифилиса у беременной женщины высока, то ей проводят профилактическое лечение, и ребенок рождается здоровым.

Диагноз может разрушить семью. И врачи, надо отдать им должное, делают все, чтобы этого не произошло. В этом плане у многих венерологов имеются свои, только им известные приемы. К примеру, они никогда не обсуждают проблему совместно с парой: супруги могут и прибить друг друга в состоянии аффекта. Но бывает, что факт заболевания невозможно скрыть, когда у партнеров дошло до нейросифилиса.

***

…В СССР «секса не было», и показатели заболеваемости сифилисом опускались до низших пределов. А если серьезно, то этого удавалось добиться за счет того, что действовала статья 115 УК РФ, согласно которой граждане обязаны были пройти лечение. Если пациент отказывался, его лечили принудительно. Попытки скрыть источник заражения, а также свои сексуальные контакты тоже карались законом. Больные получали грозные письма в конвертах со штемпелем кожно-венерического диспансера, к ним могли явиться на дом…

По новому закону ответственность за отказ и уклонение от лечения не предусмотрена. Поэтому насильно никого лечить не будут. Пациент вправе написать заявление об отказе. Никаких «писем счастья» пациентам не посылают, но при отказе от лечения предупреждают, что теперь всю ответственность за свое здоровье человек несет сам. По словам специалистов, срабатывает инстинкт самосохранения: на прием к доктору бегут даже социально неадаптированные больные.

Больница имени В.К.Короленко — единственный стационар в Москве, где лечат сифилис. Там всего 40 коек плюс 2 места в дневном стационаре — в настоящее время для города этого вполне достаточно. В больнице лежат самые тяжелые пациенты, которым необходимо динамическое наблюдение и определенные процедуры, те же капельницы. Остальные лечатся амбулаторно.

— В Москве у нас полная преемственность с другими учреждениями — бывшими кожно-венерическими диспансерами и их филиалами. Мы — одна организация, — поясняет заведующий клиникой Евгений Николаевич Маляренко. — Раньше пациент мог обратиться в один из филиалов, пролечиться и пропасть. Теперь у нас — единая тактика обследования и лечения. В результате количество больных снижается.

Для большинства людей положительный результат анализа — это шок. Бывает, что и первый сексуальный опыт заканчивается визитом к венерологу. В клинике мне рассказали про молодого пациента из хорошей семьи, который в 15 лет имел один-единственный контакт, после которого получил и ВИЧ, и сифилис. Но некоторые относятся к сифилису, как к насморку. Они даже не помнят, при каких обстоятельствах заразились, особенно если речь идет о поздней форме заболевания. Поэтому встречаются даже завсегдатаи, которых персонал знает в лицо.

— У меня есть пациент, который за этот год заболевает четвертый раз. Ему нет и двадцати лет, — констатирует Ольга Валентиновна. — Другой попал к нам уже во второй раз. Оба вращаются в определенных кругах и в интимных связях себя не контролируют. Помню пациента, который 9 раз болел! Двухметровый красавец не мог пропустить ни одной женщины, независимо от возраста. Сейчас он здоров, но велико же было мое удивление, когда я увидела его на экране телевизора, в программе Ларисы Гузеевой: он опять хотел найти себе пару. Женщины в постановке таких «рекордов» пока еще не замечены…

В год в столице снимается с учета от полутора до двух тысяч человек. Сколько всего москвичей носят в крови бледную спирохету, не знает никто. Сифилис все еще вызывает отторжение в сознании людей, и многие делают все, чтобы об их проблеме никто не узнал. Колют себе уколы, пьют антибиотики — и нередко только загоняют болезнь вглубь. Между тем сифилис можно излечить даже на поздней стадии. И сегодня проваленный нос, когда-то считавшейся визитной карточкой болезни, встречается разве что как результат неудачной ринопластики…

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика