Дневник Матильды Кшесинской о романе с цесаревичем Николаем: публикуется впервые




О романе Матильды Кшесинской и цесаревича, будущего императора Николая II, известно и много, и мало. Сведения черпают из мемуаров современников и воспоминаний самой балерины, составленных ею уже в 1950-е годы в Париже. Но большая часть дневников Николая II периода их встреч до сих пор не опубликована. А главное — не были полностью опубликованы сохранившиеся дневники самой Кшесинской!

Сокровенные записи Матильды Феликсовны хранятся в фондах Театрального музея имени Бахрушина.

Миновало уже более 120 лет, но к взаимоотношениям двух влюбленных исторических персонажей — наследника престола Николая Романова и молоденькой балерины Матильды Кшесинской — вновь возник повышенный интерес. Его подогревают дискуссии, возникшие в связи с ожидаемым выходом на экраны фильма Алексея Учителя «Матильда».

Как же в действительности складывались отношения между будущим царем и балетной чаровницей? Корреспондент «МК» прочитал дневники Малечки, черновики некоторых ее писем к «дорогому Ники». И теперь наша газета предлагает узнать о знаменитой лав стори, что называется, из первых рук. 

Дневник Матильды Кшесинской о романе с цесаревичем Николаем: публикуется впервые

По словам сотрудников музея Бахрушина, история появления в его фондах этих дневников напоминает настоящий детектив. Когда в 1918 году революционно настроенная толпа устроила погром особняка Кшесинской в Петрограде, нашелся человек, который сумел спасти ее домашний архив. Имя этого человека так и осталось неизвестным, однако главное, что он был знаком с Владимиром Александровичем Рышковым…

Рышков до революции занимал должность чиновника по особым поручениям при Российской императорской академии наук. Кроме того, он был большим ценителем театрального искусства и близким другом Алексея Александровича Бахрушина, создателя известного на весь мир музея. Именно для бахрушинской коллекции Рышков решил во что бы то ни стало сохранить наиболее интересные документы из архива Кшесинской, о спасении которых он случайно узнал.

Владимир Александрович взял несколько тетрадей с дневниковыми записями Матильды, охватывающими период с 27 ноября 1886 года по 23 января 1893 года, черновики писем к Николаю и тщательно скопировал значительную их часть — ту, которая относится ко времени возникновения и развития романа балерины с наследником.

Представляете — город охвачен революционной смутой, а он день за днем расшифровывает и переписывает аккуратным почерком десятки страниц! При этом скрупулезно воспроизводит даже все помарки, зачеркивания, исправления, которые были сделаны когда-то самой Матильдой…

Увы, планам Владимира Александровича скопировать и другие дневники Кшесинской не суждено было сбыться. Судя по всему, он так и не сумел их заполучить. Видимо, с тем человеком, который спас эти рукописи при разграблении особняка, что-то случилось — уехал, был арестован, умер? Так что даже сдержать свое обещание и вернуть уже переписанные дневники знаменитой балерины тому таинственному хранителю, у которого он их взял на время, Рышков не смог. В итоге тетради с дневниковыми записями Матильды Феликсовны, черновики ее писем к цесаревичу, записки, два карандашных портрета Николая, нарисованных Кшесинской и ее эскиз-автопортрет позднее тоже оказались в Бахрушинском музее. Кто и когда их сюда передал, доподлинно неизвестно. Сам Рышков умер в 1938 году.

Дневник Матильды Кшесинской о романе с цесаревичем Николаем: публикуется впервые

Как рассказали сотрудники музея, на протяжении долгих лет архив Кшесинской, хранящийся в фондах, был мало востребован. Даже в наши дни, при подготовке сценария фильма Алексея Учителя, эти документы остались в тени: никто из создателей картины в музей не обращался. Так что «МК» оказался фактически первопроходцем в попытке их хотя бы частично опубликовать.

Разбирая записи балерины, мы постарались максимально сохранить подлинный текст, однако малозначительные эпизоды для газетной публикации пришлось сократить.

Еще одна специфика текста, которую следовало сохранить, демонстрирует тот пиетет, который Матильда даже при весьма близких уже отношениях с Николаем питала к нему. В письмах она практически везде величает его с большой буквы: Ты, Тебе, Твоя…

Наконец, приходится попенять Матильде Феликсовне, что во многих случаях она не утруждала себя указанием дат. В некоторых случаях разгадать подобный ребус возможно при помощи косвенных данных — упоминаемых праздников, поездок членов царской семьи за границу…

Итак, объект для чтения — 4 тетради, заполненные бисерным женским почерком, а также десятки отдельных листов. Все внимание, конечно, — к периоду знакомства балетной дивы с престолонаследником, начиная с весны 1890-го. И здесь очень облегчили работу хорошо читаемые копии, сделанные Владимиром Рышковым.

После знакомства с дневниками стало ясно, что многие события в этой лав стори происходили иначе, чем описывала их впоследствии сама Кшесинская в мемуарах, кроме того, в ее позднейших воспоминаниях отсутствует масса интересных подробностей развития романа.

Дневник Матильды Кшесинской о романе с цесаревичем Николаем: публикуется впервые

«Я пошла в уборную к окну, чтобы еще раз увидеть его»

Пятница, 23 марта 1890 г.

Состоялся наш школьный спектакль. У меня был голубой костюм, я надела свои цветы, ландыш, костюм вышел очень изящный.

Наконец приехали Государь и Государыня, Наследник. Все бросились к дверям, и я тоже, но осталась позади всех: мне не хотелось толкаться, я знала, что еще увижу Их Величеств.

После спектакля вся Царская фамилия осталась с нами ужинать. Мы сговорились просить Государя сесть за наш стол. Наследник, что-то сказав, сел возле меня. Мне было очень приятно, что Наследник сел возле меня.

Дневник Матильды Кшесинской о романе с цесаревичем Николаем: публикуется впервые

Наследник тотчас обратился ко мне и очень меня хвалил. Он меня спросил, кончаю ли я в этом году училище, и, когда я ему ответила, что кончаю, он добавил: «И с большим успехом кончаете!» Когда Наследник заговорил с Женей, я незаметно могла его разглядывать. Он очень понравился, и затем я уже разговаривала с ним кокетливее и смелее, не как ученица.

Среда, 4 июля

Первая поездка моя в Красное Село была удачна. Наследник приехал на тройке с казаком. Я была в восторге, что он приехал.

[В балетном отделении концерта] я танцевала польку из «Талисмана». Костюм у меня был цвета сомо и мне к лицу. Скажу откровенно, что перед началом я ужасно боялась, ведь это был мой первый дебют в Красном Селе, но, как только я вышла на сцену, страх мой исчез, и танцевала с увлечением. При каждом удобном случае я взглядывала на Наследника.

Наследник и В.А. (великий князь Владимир Александрович — Авт.) смотрели на меня в бинокль. Итак, первый спектакль был для меня удачен: я имела успех и видела Наследника. Но это только для первого раза достаточно, затем, я знаю хорошо, что мне этого будет мало, я захочу более, такой у меня характер. Я боюсь себя.

Еще читать  Бегунья Угарова проиграла суд немецкой телекомпании по фильму о допинге

Пятница, 6 июля

Я знала, что сегодня была очень интересная, костюм на мне красивый, танцую я изящное и кокетливое pas de deux, что все это взятое вместе может произвести приятное впечатление на всех вообще и на Наследника в частности.

Раскланиваясь, я встала в первую кулису против царской ложи. В.А. и Н. (наследник. — Авт.) навели на меня бинокль, затем немного погодя Наслед. опять навел на меня бинокль и, наконец, в третий раз навел на меня бинокль, когда танцевали последнее pas. На этот раз он очень долго смотрел на меня, я смотрела в упор.

Дневник Матильды Кшесинской о романе с цесаревичем Николаем: публикуется впервые

Едва занавесь опустилась, как мне стало ужасно грустно. Я пошла в уборную к окну, чтобы еще раз увидеть его. Я его видела, он меня — нет, оттого что я встала к тому окну, которого не видно снизу, если не оглянуться, когда отъезжаешь от царского подъезда. Мне было обидно, я готова была заплакать. Я верно сказала, что с каждым разом я буду хотеть большего.

Вторник, 10 июля

Ложа наша [в красносельском театре] была в бель-этаже на середине, так что прелестно было видно всю Царскую фамилию и в особенности Наследника. В антракте перед балетным дивертисментом я пошла с Юлей (Юлией Кшесинской, старшей сестрой и тоже балериной — Авт.) на сцену; у меня было предчувствие, что Великие Князья придут сегодня на сцену.

Я смотрела на Наследника. Он стоял один в кулисе, ему, по-видимому, было неловко, он немного отошел назад и встал с Георгием (великим князем Георгием Михайловичем — Авт.).

Я все ближе и ближе подходила к Наследнику, мне ужасно хотелось, чтобы он со мной заговорил, мне отчего-то казалось, что и ему хочется заговорить, но что он не решается, и, вот когда я хотела сделать решительный шаг, ко мне подошел В.А. Так мне и не пришлось поговорить с Н.

Когда я с Юлей шли в ложу, то мы встретили на лестнице Волкова (одного из сослуживцев цесаревича по гусарскому полк. — Авт.). Он мне сообщил, что я очень нравлюсь Наследнику, что он в восхищении от моего pas de deux, которое я танцевала последний раз.

Вторник, 17 июля

…Я пошла в свою уборную. Я еще издали [в окно] увидела тройку Наследника, и необъяснимое чувство охватило меня. Наследник приехал с А.М. (великим князем Александром Михайловичем — Авт.), подъезжая, он посмотрел наверх, увидел меня и что-то сказал А.М. Он, вышедши из тройки и поздоровавшись со всеми бывшими на подъезде, встал туда, откуда было видно мое окно, следовательно, и меня. Мне стало понятно, что он встал сюда для меня. Он почти не переставал смотреть на меня, а я на него и подавно.

Я пришла на сцену в антракте. Наследник был близко меня, он все время на меня смотрел и улыбался. Я смотрела ему в глаза с волнением, не скрывая улыбки удовольствия и минутного блаженства.

Развитие наметившихся было взаимных симпатий двух молодых людей затормозилось на долгое время. В октябре 1890-го Николай по воле отца, императора Александра III, отправился в продолжительный вояж на крейсере «Память Азова» вокруг половины земного шара на российский Дальний Восток, с посещением Индии, Китая, Японии, а назад — «сухим путем» через всю Россию.

Вскоре по возвращении в столицу Николай вновь отправился в дальний путь — с родителями уехал в Данию. Поэтому дальнейшие упоминания о симпатичном цесаревиче в записях Матильды Кшесинской стали регулярно встречаться лишь много месяцев спустя.

Дневник Матильды Кшесинской о романе с цесаревичем Николаем: публикуется впервые

«Наследник ни с кем еще не жил»

Вторник, 21 августа [1891 г.?]

Вдруг позвонили. Оказалось, что это был Волков. Пришлось снова одеваться, так как Волков приехал, собственно, ко мне.

Он сказал, что приехал ко мне с поручением, и передал мне карточку (фото Николая — Авт.). Затем он сказал, что я должна тотчас дать свою карточку.

Но когда я сказала, что у меня решительно нет карточки, то он сказал, что я должна буду с ним ехать в Петергоф к Наследнику, так как Н. сказал ему, чтобы он привез мою карточку, а если ее у меня нет, то меня.

О, я бы с удовольствием поехала, я так бы хотела его видеть! Несмотря на мое желание, я ответила: «Я не могу ехать» — и жалею, отчего не сказала «едемте». Тогда Волков стал просить меня, чтобы я ехала за карточкой к Позетти (известный в Петербурге фотограф — Авт.). Относительно карточки он еще сказал, что Н. просит меня сняться в одном из тех костюмов, в которых я танцевала в Красном Селе.

Понедельник, 16 сентября

Разговаривала на репетиции с Таней Н. Она сказала, что Евгений (Волков — Авт.) ей говорил, что Н. ни с кем еще не жил и страшно рад, что я обратила на него внимание, тем более что я артистка, и притом хорошенькая. Евгений говорит, что я бы с ним (Наследником — Авт.) могла повидаться, если бы кто-нибудь нашелся такой, который не побоялся устроить наше свидание.

Дневник Матильды Кшесинской о романе с цесаревичем Николаем: публикуется впервые

Суббота, 4 января 1892 г.

Я пошла по коридору 2-го яруса театра. Увидела Наследника и забыла все, что делается вокруг меня. Но как я была безумно счастлива, когда Наследник подошел ко мне и подал мне руку. Я почувствовала его долгое крепкое пожатие руки, ответила тем же и пристально посмотрела ему в глаза, устремленные на меня.

Я не в силах описать, что со мной делалось, когда я приехала домой. Я не могла ужинать и, убежав к себе в комнату, рыдала, и у меня так болело сердце. Первый раз я почувствовала, что это не просто увлечение, как я думала раньше, а что я безумно и глубоко люблю Цесаревича и что никогда не в силах буду его забыть.

ЧИТАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ В НАШЕМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПРОЕКТЕ «ИНТИМНЫЙ ДНЕВНИК МАТИЛЬДЫ КШЕСИНСКОЙ»

Новые части мы будем публиковать согласно анонсам в течение недели.

— Во второй части: «Так возился, что оборвал у венгерки костылек».  

— Николай преодолел рубеж стеснения и явился к Матильде домой. А там дошло и до более простых отношений.

— Они называют друг друга на «ты». И впервые целуются..

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика