Дети на линии фронта: Мы не можем уехать и оставить папу и бабушку

Дети на линии фронта: Мы не можем уехать и оставить папу и бабушку

Эта чудовищная история случилась на исходе лета 2015 года. С разницей в один день война забрала жизни двух молодых женщин с улицы Зелёный Гай донецкого посёлка Трудовские.

Жаркий август шёл к завершению. На календаре – 27-е число. Обстрел посёлка начался, как обычно, внезапно. Снаряды и мины полетели на дома мирных жителей. Соседка Натальи собирала в огороде огурцы и ждала мужа с рыбалки. Когда мины стали рваться рядом с домом, женщина укрылась в подвале. Но мужа всё не было и не было. Как он там? Почему до сих пор не пришёл? Не случилось ли чего? Эти мысли не давали покоя женщине, и раз за разом она выглядывала из подвала, пытаясь рассмотреть фигуру дорогого человека на дороге. Пуля украинского снайпера попала ей прямо в голову…Женщина умерла мгновенно, так и не дождавшись мужа с рыбалки.

На следующий день её похоронили. На похороны собрались все соседи. Пришла и Наталья Фесенко с мужем. С кладбища шли молча и быстро – на посёлок продолжали сыпаться мины. Вдалеке увидели дым и пламя – прямые попадания, горели дома. Мужчины бросились вперёд, тушить пожары. На дороге остались женщины и старики. Первые пули снайпера ударили в дорогу. Следующие полетели в людей. Кто-то успел упасть на землю и закрыть голову руками, кто-то бросился прятаться за деревьями. Наталья растерялась – всё началось так внезапно и так страшно. Пуля нелюди угодила ей прямо в сердце. Пирожки, которые она несла в руках, рассыпались по дороге… «Скорая», не смотря на обстрелы, приехала довольно быстро. Но всё, что осталось врачам – это констатировать смерть женщины. Наталья, как и её соседка, умерла почти мгновенно.

На следующий день в Зелёном Гаю вновь были похороны…

После известия о том, что мамы больше нет, семилетняя Оля – младшая дочь Натальи – перестала разговаривать. Девочка закончила первый класс, через пару дней ей предстояло идти во второй… Шокированная малышка промолчала месяц.

Еще читать  Подпорки для гаранта: «эксы» сами вылезают из нафталина и помоек

Её старшему брату Сергею тогда было 13. Казалось, что смерть мамы он пережил довольно стойко. Но так было только внешне. Сейчас ему 15, и внутри этого парня столько боли и отчаяния, которые довольно трудно выразить словами…

Дети на линии фронта: Мы не можем уехать и оставить папу и бабушку

Сергей и Оля, дети, у которых война забрала самого дорогого человека — маму

Серёжа и Оля теперь живут с папой, бабушкой и дядей. Живут там же, на улице Зелёный Гай. В их дом неоднократно «прилетало». Но дети наотрез отказываются куда-то переезжать… Единственное, на что согласились – в будние дни учебного года жить в общежитии возле школы, которая находится в чуть более безопасном районе, чем их дом. Но на выходные они идут домой, туда, где прошло их счастливое детство с мамой. Серёжа отлично учится и хочет стать врачом – спасать жизни людей. Очень красивая маленькая Оля мечтает быть актрисой.

Дети на линии фронта: Мы не можем уехать и оставить папу и бабушку

В школе ребятам предложили путёвки в Россию, на море. Но дети отказались. Я долго не могла понять почему. Сергей отвечал уклончиво или молчал, Оля вела себя так же. Но потом малышка не выдержала и выпалила: «Мы очень боимся потерять папу и бабушку! Как мы тут оставим их одних!»…

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика