Деньги из слез: как фальшивые благотворители наживаются на больных детях




Чуть ли не каждый день в моей почте — письмо с просьбой помочь деньгами больному человеку. Чаще — ребенку, реже — взрослому.

Бьющая на жалость фотография. Диагноз, который даже повторить страшно. Крик о помощи со всеми необходимыми реквизитами. Но всегда ли можно верить этим мольбам?

Один из самых мерзких и циничных видов мошенничества процветает именно на ниве благотворительности, когда аферисты подло обирают сердобольных людей. Они играют на добрых чувствах и лишают последней надежды тех, кто в самый тяжелый момент остался без поддержки. Стрела точно попадает в цель, если речь идет о страданиях ребенка.

Деньги из слез: как фальшивые благотворители наживаются на больных детях

Недавно Первый канал показал фильм Романа Супера «На кончиках пальцев». Если кто не видел, это щемящие истории людей, страдающих буллезным эпидермолизом — синдромом бабочки, когда кожа на теле превращается в незаживающую рану, и любое прикосновение причиняет адскую боль.

Одна из героинь фильма — Анастасия Харак, бесконечно трогательная молодая женщина, несмотря ни на что, была счастлива в замужестве и даже мечтала когда-нибудь, если болезнь немного отступит, стать мамой. Не сбылось.

Когда у нее обнаружили плоскоклеточный рак кожи с очагом в ноге, встал вопрос об ампутации. В России все клиники, включая известный онкоцентр на Каширке, отказали. Случай сочли безнадежным.

Журналист Роман Супер, который поддерживал связь с Настей и ее мужем и после съемок, организовал сбор средств на операцию. Журналистка Катерина Гордеева нашла клинику в Израиле, где готовы были помочь. Текст появился на Фейсбуке, и мгновенно посыпались пожертвования. Насте ампутировали ногу. Операция прошла успешно, и у девушки появилась надежда на жизнь.

Но через несколько месяцев — рецидив. Так бывает.

Сотни людей, с миру по нитке, участвовали в акции помощи мужественной Насте. И суммы, которая накопилась на счете молодой женщины, как раз хватило бы на дальнейшее лечение.

А потом с банковской карты Насти, привязанной к телефону, пропало все до копейки — 635 тысяч 417 рублей. Супруги вынуждены были прервать курс лечения и вернуться домой, в Арзамас.

Эта кража стала смертным приговором. Денег на лечение больше не существовало. Настя понимала, что у нее украли последний шанс. И она так и не справилась с этим ударом. Здоровье стало резко ухудшаться, и через неделю, в ночь на 31 декабря 2016 года, она умерла. Ей только исполнилось 32 года. «Больше всего в человеке ценю честность, ответственность», — написала она в своем профиле в православной социальной сети. Ее мир перевернулся.

Мошенников, которые похитили деньги с банковской карты Насти, задержали. Как выяснилось на следствии, своих жертв они находили в социальных сетях. Дальше — дело техники. Преступники присвоили в целом баснословную сумму в 20 миллионов рублей, обобрав как минимум 10 тяжелобольных людей. Они так и не дождались помощи.

Статья, которую вменили аферистам, далеко не самая тяжелая. На самом деле они должны отвечать за убийство, потому что последствия их мошенничества ускорили смерть больных. Настя могла прожить еще около пяти лет.

Увы, в большинстве случаев любителям поживиться на чужих страданиях вообще ничего не грозит. Деньги переводятся на счета добровольно. Пополнение сотового телефона вообще невозможно отнести к пожертвованиям.

Не так давно получило распространение новое слово — фандрайзинг. Это процесс привлечения внешних, сторонних для компании ресурсов, необходимых для реализации какой-либо задачи, выполнения проекта или с целью деятельности в целом. Аферисты взяли фандрайзинг на вооружение.

Эта публика не гнушается ничем. Один из самых гнусных способов выкачать деньги — найти паллиативного ребенка, вылечить которого никакая медицина не в силах, и обнадежить родителей, что за рубежом обязательно помогут. Вот только пожертвования надо переводить на счета «волонтеров».

Открывается сбор в популярных социальных сетях с реальными историями и фотографиями. Как правило, авторы текстов не скупятся на эмоции, чтобы вышибить деньги на «проект».

Алгоритм прост и незатейлив. Находят клинику за пределами страны, которая за большие деньги соглашается хоть что-то сделать, те же анализы и обследования. Итоговая сумма напоминает райдер звезды, включающий все возможные позиции: проживание, питание, транспортировка, расходы на переводчика, операция. Ребенка могут даже свозить в эту чудо-клинику, оплатить какие-то обследования, пока он жив, а потом с чистой совестью положить в карман несколько тысяч долларов. Смертельная болезнь играет на руку проходимцам. Ведь дни пациента сочтены. А потом история тихо «сливается». Примеров много.

Деньги из слез: как фальшивые благотворители наживаются на больных детях

■ ■ ■

Но чаще всего мошенники действуют намного проще — создают фейковые страницы в тех же соцсетях. Вроде все реально: и дети, и диагнозы. Все, кроме одного — номера счета для пожертвований.

— Мы очень часто сталкиваемся со случаями мошенничества, — рассказывает Евгения Лобачева, администратор «Русфонда» в социальных сетях. — Буквально на днях, перед 8 марта, всплыл очередной товарищ. Он размещает в Интернете объявления о том, что требуются волонтеры для сбора денег на улице. Обещает оформление по договору, зарплату от полутора до трех тысяч рублей в день. Видимо, набор идет активно. Одной девушке, которая ищет работу, он показал уставные документы, естественно, не имеющие к нему никакого отношения. Девушка поверила и уже готова была подписать договор, но в последний момент все-таки усомнилась и решила позвонить: «Правда ли, что требуются сотрудники?» Она прислала нам всю переписку с этим мошенником.

— Удается ли как-то пресекать деятельность аферистов?

— Мы вычисляли очень многих. Обычно они берут с сайта фотографию ребенка и текст, а внизу выставляют личные реквизиты для сбора денег на банковскую карточку. Если скопировать этот номер и вбить его в популярный поисковик, где-нибудь обязательно выскочит. Бывает, конечно, дебютная афера, но, как правило, счета уже засвечены во многих местах. В таких случаях мы незамедлительно просим администрацию соцсетей блокировать эти страницы, но на следующий день уже появляются новые. Это происходит постоянно: рубим одну голову — вырастают три, как у Змея Горыныча.

Почти каждый раз возникают новые имена детей, которым срочно надо помочь. Мошенники наживаются на человеческом горе. Последние две недели мы наблюдаем фантасмагорию вокруг Леры Мигуновой, для которой в конце прошлого года мы объявляли сбор. Причем они не просто создали фейковую страницу, но и всячески ее продвигают. Я насчитала более 700 лайков и репостов. Это распространяется со скоростью эпидемии.

«Здравствуйте! Пишет Вам Татьяна, мама Леры Мигуновой. Не могу больше видеть, как мошенники, пользуясь добротой людей, собирают деньги, копируя фотографии Леры с сайта. Даже текст полностью копируют. Но самое ужасное, что люди действительно собирают деньги и сбрасывают на счета лжемамы. Я никогда не собирала деньги таким образом. Помогите, пожалуйста, остановить это безобразие!» — такое отчаянное письмо недавно пришло в фонд.

Еще читать  Судебные приставы отбирают у родителей детские пособия и материнский капитал

Нашлись мошенники, решившие поживиться на этой истории, в которой всего с избытком: и фактов, и рвущих сердце фотографий, и эмоций. В социальной сети ВКонтакте появились три фальшивых аккаунта якобы Лериной мамы. Фамилия другая, имя тоже, как, впрочем, и реквизиты, зато текст и фотографии нагло украдены с сайта благотворительного фонда.

Я пыталась сама позвонить по указанному номеру, — говорит Татьяна, — но трубку никто не взял. Не понимаю, что это за люди! Их не мать воспитывала. То, что они творят, — это все равно что могилу раскапывать.

Разве так уж трудно выяснить, на кого именно оформлен тот или иной аккаунт? Те самые имена, явки, пароли…

— Мы делаем все, что в наших силах. Сначала — скриншоты страницы, которую пытаемся заблокировать; жалуемся в техподдержку социальных сетей, собираем материалы и передаем правоохранительным органам. Но руководство соцсетей не будет ничего предпринимать, пока к ним не обратится полиция. Обращались к руководству ВКонтакте: «Помогите нам вычислить этих людей, а мы опубликуем их данные у себя на сайте, чтобы те, кто перевел им деньги, написали заявление в полицию», — рассказывает Евгения Лобачева. — Увы, нам отказали, так как это «разглашение личных данных», которые они могут предоставить только по запросу полиции. А возбудить дело можно исключительно по заявлению от потерпевших. Потерпевший в данном случае — человек, который перевел мошеннику деньги и может, соответственно, предъявить платежку и скрин чека. Люди не очень хотят признаться в том, что стали жертвой аферы. Получается замкнутый круг…

— Но хоть кто-то предстал перед судом?

— Один мошенник несколько лет орудовал в разных регионах России. Он развернул многогранную деятельность с плакатами, ящиками, благотворительными концертами… Собирал деньги и исчезал. Его несколько раз арестовывали, но отпускали, потому что очень трудно доказать. Но в прошлом году его занесло в Чечню, и чеченская полиция его повязала. Дело передано в суд. Это будет первый прецедент, если суд, конечно, состоится.

— А бывали какие-то экзотические варианты?

— В позапрошлом году был сюжет в Омске. Молодой человек, недавно окончил технический университет, хороший программист. Он подделал наш сайт. Все выглядит так же: даже кликаешь по любому пункту меню — и попадаешь на официальный сайт, но центральный материал — «левый». Там другая фотография, другой текст и реквизиты. Подделка была сделана настолько филигранно, что роботы-счетчики, которые регистрируют посещения, этот поддельный сайт посчитали как настоящий. То есть программист-мошенник обманул даже робота!

Нам об этом фейке сообщили внимательные пользователи. Мы стали копать, причем нам помогало очень много людей. Попутно выяснилось, что он не ограничился подделкой сайта, но еще постоянно пробавляется на поле благотворительности: собирает то на ветеранов, то на детей Донбасса…

— Удалось узнать его настоящее имя?

— Да, мы его вычислили, знаем имя, фамилию, отчество и сколько ему лет. У него есть постоянная работа, любимая девушка, которой он дарит дорогие подарки. Накопилось целое досье, которое мы готовы передать в полицию, но нам говорят, что нужны потерпевшие.

Нашлось пара человек, которые перевели на его счет не очень большие суммы — от трех до пяти тысяч рублей. Люди думали, что помогают больному, а получилось, что дали на красивую жизнь. Мы написали десятки писем. Наконец, омская полиция вышла на этого мошенника. Обыск провели, изъяли всю технику, направили запрос в банк. Оказалось, он орудовал в 60 регионах России, поэтому эпизодов много, и все нуждаются в проверке. Для этого нужно время. Так что пока дело еще не дошло до суда.

— Как отличить фейковую страницу или распознать сигнал SOS в рассылке: «Здравствуйте, я мама этого ребенка. Нам нужна помощь…»?

— Если раньше люди бездумно переводили деньги, то теперь они стали бдительными и научились отличать фальшивку. Мне чуть ли не каждый день приходят письма с просьбой проверить информацию, которая по какой-то причине показалась сомнительной.

Есть несколько простых правил. Если перед вами сайт — надо внимательно смотреть, что написано в браузерной строке. Бывает, что изменена всего одна буква. Должно насторожить, что на сайте фонда сбор идет на личные реквизиты. Ни один благотворительный фонд так не действует. Всегда есть расчетный счет, уставные документы, отчеты.

Если хочется помочь, надо не стесняться задавать вопросы. Когда задаешь элементарные вопросы, к примеру: «А почему вы выбрали именно эту клинику?», «Из чего складывается сумма на лечение?», «Как фамилия врача, который будет делать операцию?» — мошенники начинают теряться. Это первый кричащий признак обмана. Люди, у которых действительно беда, готовы отвечать на любые вопросы круглосуточно, лишь бы найти деньги. Они всегда выкладывают отчет, сопровождая его документами.

— В последнее время на мою почту приходит бессчетное количество писем с просьбами от родителей больных детей. Очевидно, что среди них немало фальшивок, но многим людям реально нужна помощь. На отчаянный шаг их толкнула настоящая беда. В кошельке шаром покати, а благотворительные фонды отказывают один за другим…

— Да, есть и неоднозначные истории, когда люди собирают пожертвования частным образом, не через фонд, но у них действительно беда, и нужны деньги. Фонды тоже берут не всех под свое крыло. Очень сложно, когда речь идет о взрослых больных. Бывают какие-то нестандартные случаи, редкие заболевания, не вписывающиеся в профиль деятельности фондов. В результате люди остаются со своей бедой один на один и вынуждены просить о помощи везде где только можно. Мы не можем их осуждать.

Нельзя сказать, что частные сборы всегда ведут только мошенники, но нечистоплотных людей тоже немало. Нередко родители собирают на лечение ребенка, немножко привирая насчет его перспектив. Ребенок паллиативный, но родители хотят собрать 100 тысяч долларов на какой-то призрачный шанс. Это всегда очень эмоционально раскручивается, буквально на грани истерики: «Умирает ребенок!..» Потом он уходит, а родители со всеми деньгами просто пропадают.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика