Деньги, блокчейны и социальная масштабируемость. Часть 1




Блокчейны сегодня в моде. Самым старым и масштабным из блокчейнов является Биткойн, который, за свою более чем восьмилетнюю историю, вырос в цене от 10 000 биткойнов за пиццу (ещё до того, как появились биржи, на которых была установлена стоимость биткойна в традиционных валютах) до более $1000 за один биткойн. На момент написания этой статьи рыночная капитализация Биткойна составляет более 16 млрд долларов. Работающая восемь лет без перерывов и сбоев, почти без финансовых потерь на самой цепи, на данный момент, это, по большому счёту, самая надежная и безопасная финансовая сеть в мире.

Введение

Секрет успеха Биткойна, безусловно, кроется не в его вычислительной эффективности или масштабируемости в отношении потребления ресурсов.  Специализированное оборудование для Биткойна разработано высокооплачиваемыми экспертами для выполнения одной конкретной функции: постоянного решения очень специфического и намеренно очень ресурсозатратного вида вычислительной головоломки. Процесс решения этой головоломки называется Proof-of-Work (доказательство выполнения работы), т.к. единственным результатом этого вычисления является доказательство того, что компьютер совершил дорогостоящее вычисление. Аппаратное оборудование для решения головоломки Биткойна потребляет, вероятно, в общей сложности, более 500 мегаватт электроэнергии.  И это не единственная особенность Биткойна, которая может показаться чистейшим сумасбродством разработчику или бизнесмену, ориентированного на оптимизацию затрат ресурсов. Вместо того, чтобы свести количество сообщений протокола к минимуму, каждый вычислительный узел сети Биткойн распыляет в Интернет чрезмерно большое количество пакетов «инвентаризационных векторов», чтобы гарантировать доставку каждого пакета до максимально возможного количества компьютеров в сети Биткойн.  В результате, блокчейн Биткойна не может обрабатывать столько транзакций в секунду, сколько обрабатывают традиционные платежные сети, такие, как PayPal или Visa. Биткойн оскорбителен для чувств разработчиков и бизнесменов, ставящих во главу угла экономию ресурсов и максимизацию производительности.

Вместо этого, успех Биткойна заключается в том, что ценой активного потребления ресурсов и низкой вычислительной производительности приобретается нечто ещё более ценное: социальная масштабируемость. Социальная масштабируемость – это способность некоего объединения – общего дела, в котором множество людей принимают систематическое участие и имеющего свои обычаи, правила и прочие системообразующие элементы – преодолевать недостатки человеческого сознания, а также наличие мотивирующих либо сдерживающих инструментов, которые ограничивают то, кто и каким образом может успешно участвовать в этом объединении. Социальная масштабируемость – это то, каким образом и в какой степени участники могут думать и взаимодействовать с объединением и с другими его участниками, и то, как растёт количество и разнообразие участников в этом объединении.  Это зависит от ограничений человеческих, а не технологических или материальных ресурсов. Существуют различные технические дисциплины для оценки ограничений самой технологии, включая количество ресурсов, которые ей требуются для того, чтобы управлять большим количеством пользователей или обеспечить большую скорость работы сети. Эти технические дисциплины не являются темой данного эссе и будут упоминаться разве что для сравнения с методами обеспечения социальной масштабируемости.

Несмотря на то, что социальная масштабируемость – это, в первую очередь, вопросы когнитивных ограничений и поведенческих особенностей ума, а не ограничений физических и технических ресурсов, тем не менее, имеет смысл – а часто и решающее значение – вести речь в первую очередь о социальной масштабируемости технологии, на которую опирается объединение. Социальная масштабируемость институциональной технологии зависит от того, как технология ограничивает или стимулирует участие в определенном объединении, включая защиту членов данного сообщества и самой его структуры от злонамеренного участия и внешних атак. Один из способов оценить социальную масштабируемость институциональной технологии – через количество людей, которые могут принимать плодотворное и взаимовыгодное участие в данном объединении. Другой способ оценить социальную масштабируемость – это оценить дополнительные преимущества и ущерб, которые объединение приносит участникам, прежде чем, в силу когнитивных или поведенческих причин, предполагаемые затраты и прочий ущерб от участия в объединении станет расти более быстрыми темпами, чем преимущества. Культурное и юрисдикционное разнообразие людей, которые могут с выгодой принимать участие в объединении, тоже часто играет важную роль, особенно в глобальном контексте Интернета. Чем в большей степени объединение зависит от местных законов, обычаев или языка, тем в меньшей степени оно социально масштабируемо.

Без институциональных и технологических инноваций прошлого, участие в совместных человеческих проектах обычно будет ограничиваться количеством не более чем около 150 человек – знаменитое «число Данбара».  В эпоху Интернета, технические инновации продолжают масштабировать наши социальные возможности. В этой статье я расскажу, как блокчейны, и, в частности, открытые блокчейны, на основе которых реализуются криптовалюты, повышают социальную масштабируемость, даже при ужасном снижении вычислительной эффективности и масштабируемости.

Когнитивные способности – здесь, в виде относительного размера неокортекса для нашего вида –  устанавливают предел размеру групп, которые могут образовывать приматы.  Поддержание животных групп или близких групп общения требует от человека значительной эмоциональной вовлечённости и инвестирования во взаимоотношения – как обоюдная чистка шерсти у приматов или сплетни, юмор, рассказывание историй и прочие разговоры, песни и игры в традиционных человеческих группах. Для преодоления когнитивных ограничений человека – того, кто или сколько людей могут принимать участие в объединении (знаменитое «число Данбара», около 150 человек) – необходимы институциональные и технологические инновации. (Источник)

Инновации и социальная масштабируемость включают в себя институциональные и технологические усовершенствования, которые передают функцию от сознания – бумаге или от сознания – машине, снижая когнитивную стоимость и повышая ценность информации, которой обмениваются носители сознания, путем снижения уязвимости и/или поиска и обнаружения новых взаимовыгодных участников сети общения.  Альфред Норт Уайтхед сказал:

«Это глубоко ошибочное клише, постоянно повторяемое со всех кафедр и в речах всех выдающихся людей – что нам следует культивировать в себе привычку думать о том, что мы делаем. Дело обстоит в точности наоборот. Цивилизация развивается за счёт увеличения числа важных операций, которые мы можем выполнять, не думая о них».

Как сказал Фридрих Хайек,

«Мы постоянно используем формулы, символы и правила, смысл которых мы не понимаем, и таким образом пользуемся знаниями, которыми мы по отдельности не обладаем. Мы разработали эти практики и институты, опираясь на практики и институты, которые оказались успешными в своей сфере в прошлом и, в свою очередь, легли в основу построенной нами цивилизации».

Широкое разнообразие инноваций снижает нашу уязвимость перед другими участниками, посредниками и посторонними лицами и тем самым снижает нашу потребность в том, чтобы тратить наши скромные когнитивные способности на беспокойство о том, как могут себя повести множество самых разнообразных людей. Другой класс улучшений стимулирует точный сбор и передачу ценной информации между растущим числом и разнообразием участников. Есть и множество других достижений и улучшений, которые позволяют большему количеству разнообразных участников находить друг друга, к их взаимной выгоде. В истории человечества, все эти виды инноваций улучшали социальную масштабируемость – иногда очень резко – делая возможной нашу современную цивилизацию с её грандиозным общим числом участников. Современные информационные технологии (ИТ), особенно с учётом недавних в исторической перспективе открытий компьютерных наук, часто оказываются способны обнаружить намного более взаимовыгодные варианты партнёрства, могут повышать мотивацию к качеству информации и уменьшать необходимость доверия при осуществлении определённых видов институциональных сделок для всё большего количества и возрастающего разнообразия людей, и тем самым они ещё более увеличивают социальную масштабируемость в некоторых очень важных направлениях.

Еще читать  О токенах и краудсейлах: как стартапы используют блокчейн для сбора денег

Информационные потоки между сознаниями – то, что я называю межсубъектными протоколами – включают устную и письменную речь, обычаи (традиции), своды законов (нормы, правила и практику применения), многие другие символы и обозначения (например, оценки и рейтинги, распространённые во многих онлайн-системах), рыночные цены и многое другое.

Минимизация необходимости в доверии снижает уязвимость участников друг перед другом и ограничивает возможности для злонамеренного поведения посторонних людей и посредников.  Большинство институтов, прошедших длительную культурную эволюцию, такие как институт закона, снижающий уязвимость перед насилием, кражами и мошенничеством, а также технологии обеспечения безопасности, в целом, уменьшают нашу уязвимость перед другими людьми и, следовательно, необходимость им доверять, в сравнении со степенью нашей уязвимости до того, как эти институты и технологии были созданы. В большинстве случаев, достаточно надёжные институты, которым люди часто доверяют (например, рынок), зависят – обычно косвенным образом – от доверия его участников другим достаточно надёжным институтам (например, контрактного права). Эти доверенные институты, в свою очередь, традиционно обеспечивают безопасность и реализуют разнообразные бухгалтерские, юридические и другие элементы управления которые, минимизируя уязвимость перед собственными участниками (например, бухгалтерами, юристами, регуляторами и следователями), делают их обычно в достаточной степени заслуживающими доверия, по крайней мере, для того, чтобы содействовать реализации функций своих клиентских институтов. Инновации могут только частично устранить некоторые из уязвимостей – например, уменьшить необходимость или степень риска доверия другим людям. Не бывает институтов или технологий, которые бы полностью исключали необходимость доверия.

Полное отсутствие необходимости доверия невозможно даже с учётом развития нашей сильнейшей технологии обеспечения безопасности, шифрования. Хотя некоторые криптографические протоколы могут с астрономически высокой вероятностью гарантировать устойчивость определённых связей между определёнными данными против оппонентов, обладающих астрономически высокими вычислительными мощностями, они не могут предоставить 100% гарантии с учётом всех возможных вариантов поведения всех возможных участников. Например, шифрование может обеспечить мощную защиту переписки посредством электронной почты от прямого перехвата третьими лицами, но отправитель по-прежнему вынужден доверять получателю в том, что он не будет пересылать или иным образом, прямо или косвенно, передавать содержание этой переписки каким-либо нежелательным третьим сторонам. Другой пример: в нашем сильнейшем консенсусном протоколе, злонамеренное поведение определённых групп участников или посредников – даже намного меньше 100% компьютерной мощности или доли владения – может скомпрометировать целостность транзакций или потоков данных между участниками и, в конечном итоге, нанести участникам ущерб.  Недавние в исторической перспективе достижения компьютерной науки могут уменьшить степень уязвимости, и часто очень существенно, но они далеки от того, чтобы полностью устранить все возможные уязвимости перед действиями любого потенциального злоумышленника.

Установление новых связей, взаимное открытие выгодных для всех сторон вариантов взаимодействия между участниками – это, вероятно, тот вид социальной масштабируемости, в котором Интернет отличился в наибольшей степени. Социальные сети, такие, как Usenet News, Facebook и Twitter, облегчают поиск единомышленников или иным образом взаимно интересных друг другу людей (даже будущих супругов!). Предоставив людям больше возможностей для поиска и установления взаимно интересных и взаимовыгодных контактов, социальные сети облегчили взаимоотношения на различных уровнях реализации личных качеств участников, от случайных, до, часто, навязчивых. Кристофер Аллен, среди прочих, провёл несколько интересных и подробных анализов на тему размера группы и времени, которое её участники тратили на взаимодействие в онлайн-играх и социальных сетях.

eBay, Uber, AirBnB и онлайн-биржи способствовали развитию социальной масштабируемости, внеся значительные улучшения в процесс установления новых коммерческих связей между людьми: в поиск, нахождение и процесс переговоров между сторонами коммерческих или торговых сделок. Эти же и связанные с ними сервисы облегчают и такие действия, как оплата и доставка, а также подтверждение выполнения взятых на себя обязательств в аналогичных сделках и коммуникации на тему качества выполнения этих обязательств (системы оценок и рейтингов, обзоры Yelp и т.п.).

Если основным достижением Интернета в отношении социальной масштабируемости стало облегчение установления новых связей, то главный вклад блокчейна – это минимизация необходимости доверия. Блокчейн способен уменьшить уязвимость путём обеспечения целостности некоторых важных параметров (таких, как выпуск денег и денежные переводы) и некоторых важных потоков данных, а в будущем может уменьшить уязвимость и гарантировать целостность и некоторых важных функций при установлении новых связей.  Вынужденное доверие к непрозрачным частным вычислениям с произвольно изменяемыми результатами можно заменить уверенностью в доказуемой корректности неизменяемых открытых вычислений. В этом эссе речь пойдёт именно о таком снижении уязвимости и связанных с ним преимуществах с точки зрения стандартных для широкого круга потенциальных контрагентов операций – о деньгах, сводящих к минимуму необходимость в доверии.

Продолжение следует…

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика