Дело о катастрофе «Фалькона» могут вернуть из суда в прокуратуру

Не близкий финал, судя по всему, ожидает процесс по делу о гибели главы французской компании Total Кристофа де Маржери и членов экипажа самолета «Фалькон» в аэропорту «Внуково». Это стало понятно на заседании, что прошло в Солнцевском районном суде 8 февраля. На нем в очередной раз обсуждалось заявленное еще в январе ходатайство гособвинителя, потребовавшего отстранения от участия в слушаниях двух адвокатов — Леонида Куракина и Валентина Колесникова.

Дело о катастрофе «Фалькона» могут вернуть из суда в прокуратуру

Дело в том, что в ходе предварительного следствия эти адвокаты представляли интересы ряда свидетелей, на которых опирается обвинение. И сейчас, как утверждает прокурор, продолжают оказывать им юридическую помощь. Это, уверен гособвинитель, чревато «конфликтом интересов» в процессе. Адвокаты не отрицают, что помогали свидетелям на следствии, это видно и из материалов дела. Только что теперь делать, если судья удовлетворит ходатайство прокурора? Начинать слушания заново?

На это заседание в Солнцевский суд приехала съемочная группа одного из центральных французских телеканалов. Оператор долго снимал главного обвиняемого — водителя злосчастного снегоуборщика Владимира Мартыненко. В профиль, анфас, приближая камеру к его сжатым в замок рукам… Мартыненко терпел — лицо не закрывал, не отворачивался, не выражал претензий. Тем временем, другой корреспондент допытывался у адвокатов, почему так долго идет процесс. Один из защитников объяснил французу, что в России длительные новогодние праздники, материалы этого дела многотомные, а еще участники процесса ставят перед судом множество задач, на которые он обязан реагировать.

Как думаете, на какой временной стадии сейчас процесс и когда он может завершиться? — передал переводчик вопрос журналиста.

Адвокат ответил, что, по его мнению, процесс «подошел к экватору», а закончится месяцев через пять-шесть (начался он в июле прошлого года, — «МК»). Остальные защитники поддержали этот прогноз.

Впрочем, уже через некоторое время у них возникли большие в этом сомнения.

Судья предложил продолжить обсуждение заявленного ранее ходатайства.

Он огласил по просьбе прокурора некоторые материалы дела, из которых следовало, что адвокаты Куракин и Колесников, защищающие в процессе руководителя полетов Внуковского центра управления воздушным движением Романа Дунаева и диспетчера руления Надежду Архипову, также участвовали во время следствия в допросах пяти свидетелей, которых гособвинитель считает «свидетелями обвинения». Также в материалах оказались ордера на защиту прав этих свидетелей.

Адвокаты в свою очередь попросили приобщить к делу договор на оказание юридических услуг, заключенный между председателем адвокатской коллегии, к которой они относятся, и корпорацией, руководящей воздушным движением. Как они объяснили, в процессуальных действиях во время предварительного следствия с фигурантами уголовного дела они участвовали по поручению председателя коллегии на основании этого договора.

Прокурор воспротивился:

Документ, означенный как договор на оказание юридических услуг, не имеет печатей и не может быть приобщен к материалам дела, — заявил он.

Еще читать  Датский уголок 27 января

Тогда адвокат Куракин пояснил суду, что заверить представленный документ нельзя, поскольку это всего лишь выписка из договора и это поясняется в приложенном объяснении руководителя коллегии. Копию договора, видимо, представить тоже нельзя, поскольку это конфиденциальный документ, который не может быть раскрыт без волеизъявления другой стороны.

Никаких соглашений со свидетелями мы не заключали, а гособвинитель никаких доказательств того, что у нас существуют некие соглашения со свидетелями, не предоставил, — заявил Куракин.

Адвокат Колесников добавил, что не понимает, почему прокурор заявляет о противоречиях, ведь ни один из свидетелей, о которых идет речь, еще не был допрошен судом.

— Говорить, что есть противоречия в показаниях, это предположение, они еще не установлены. Все противоречия устраняются путем очной ставки, но на следствии их не было. Значит, следствие их не установило, — заявил адвокат.

Кроме этого, Колесников поднял вопрос о том, какие последствия ожидают подсудимых, если суд удовлетворит ходатайство.

На этот вопрос судья хотел бы узнать мнение прокурора, тот пообещал подготовить его письменно, но позже.

Тогда судья предупредил, что «процесс встанет» на время, пока ходатайство будет разрешаться.

Если стороны к этому готовы — пожалуйста, — сказал судья и перенес заседание на другую дату.

Адвокаты же прокомментировали происходящее так: по закону адвокат может быть отведен от участия в процессе, но для этого прокурор должен представить доказательства противоречий, о которых он заявляет.

Считаю ходатайство гособвинителя незаконным, потому что он попросил суд даже не об отводе, а об отстранении адвокатов от участия в деле, — возмущается защитник Ольга Динзе. — Все те документы, на которые ссылается прокурор, есть в деле и не понятно, почему такое ходатайство он не заявлял ранее. А теперь, когда с этими адвокатами уже пройдена половина пути, когда допрошено порядка 20 свидетелей, что получается? Что все это было зря и надо начинать все с начала?

По словам защитников, не исключено, что дело будет возвращено прокурору.

Напомним, крушение самолета, на котором после визита в Россию возвращался во Францию Кристоф де Маржери, произошло в ночь на 21 октября 2014 года. В Москве в тот день был снегопад, взлетные полосы во Внуково расчищались. Когда «Фалькон» пошел на взлет, на его пути неожиданно оказалась машина-снегоуборщик. Правым шасси «Фалькон» зацепился за машину, рухнул на землю и загорелся. Все, кто был на борту — сам Де Маржери, два пилота и стюардесса — погибли. На скамье подсудимых кроме Мартыненко, Дунаева и Архиповой находятся также непосредственный начальник водителя снегоуборщика, инженер аэродромной службы Владимир Леденев и диспетчер Александр Круглов.










Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика