Дадин на свободе, но дело его живет





Дадин на свободе, но дело его живет

26 февраля около 11.30 по московскому времени Ильдар Дадин вышел из ворот Рубцовской колонии в Алтайском крае, потому что 22 февраля Президиум Верховного суда РФ постановил его освободить. Бумаги, говорят, долго шли, Сибирь — не ближний свет, но как только дошли — то сразу…

Между тем из решения Президиума Верховного суда следовало, что гражданин Дадин, приговоренный к 2,5 года лишения свободы за неоднократное нарушение правил проведения уличных акций, не должен был вообще сидеть ни одного дня, потому что уголовное дело против него возбудили неправильно. И теперь гражданин Дадин «имеет право на реабилитацию», то есть потребовать компенсации за незаконное содержание под стражей.

Если сложить месяцы, проведенные до суда под домашним арестом, и больше года в колониях, получается, что государство украло у Дадина 2 года жизни. Приговор высшей судебной инстанции он слушал по видеосвязи. Сначала стоял, потом заявил, что никакого уважения к российскому правосудию не испытывает, и сел, упав головой на вытянутые на столе руки.

Этому человеку суждено было стать первой жертвой беспредельной статьи 212.1 Уголовного кодекса — она позволяет даже за самое ерундовое, но «неоднократное» (3 раза в течение полугода) нарушение порядка организации либо проведения любого массового мероприятия сажать за решетку на срок до 5 лет. Было бы, как говорится, желание.

Основанием для возбуждения уголовного дела против Ильдара Дадина стали три штрафа по 10–15 тысяч рублей за участие в двух пикетах и одном митинге на Манежной площади. Эти мирные малочисленные акции (от 2 до 8 участников) были не согласованы с властями. Уже из колонии активист подал иск в Конституционный суд с просьбой признать статью 212.1 УК антиконституционной. 10 февраля КС вынес вердикт: статья конституционная, потому что в принципе в России можно делать уголовниками людей, неоднократно совершивших однотипное административное правонарушение. Но в решении КС были четко оговорены пределы допустимых трактовок, и по всему выходило, что Дадин должен быть освобожден.

КС, например, запретил возбуждать уголовные дела, если постановления о привлечении к административной ответственности за нарушения правил проведения массовых мероприятий не вступили в силу. И Генпрокуратура вдруг обнаружила, что дело против Ильдара Дадина было возбуждено в феврале 2015 года, когда два из трех постановлений о привлечении его к административной ответственности еще не вступили в законную силу! Но КС запретил также возбуждать дела, если нарушения правил проведения массовых мероприятий были формальными, не причинили и не могли причинить ущерба чьему-либо имуществу или вреда здоровью граждан! Разбирательством конкретных обстоятельств событий августа-сентября 2014 года Президиум ВС заниматься не стал…

Впрочем, бросать камни только в огород правоприменителей (следователей, судей и прокуроров) было бы нечестно. Они руководствовались духом и буквой бесстыжего закона, играющего роль пугала для тех, кто еще не понял: мирно, но без разрешения выходить на улицы с оппозиционными лозунгами категорически не рекомендуется.

Еще читать  Один против «Харви»: отменит ли Трамп глобальное потепление

Законопроект с издевательским названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях» внесли в Госдуму в марте 2014 года Александр Сидякин («ЕР»), Игорь Зотов («СР») и Андрей Красов («ЕР»). Первые двое в прошлом созыве играли роль «депутатов-маркеров»: одновременное появление их подписей под инициативой безошибочно указывало, что истинные авторы сидят в Администрации Президента. Кроме замечательной 212.1 УК в целях «совершенствования» предлагалось ужесточить и Кодекс об административных правонарушениях. «За» голосовала лишь фракция «Единая Россия». В июле 2014 года законопроект стал законом.

Кстати, в официальном отзыве правительства на тот законопроект было много замечаний. Некоторые из них полностью совпали с нынешними выводами конституционных судей. Да и в заключении думского Комитета по законодательству говорилось, что «предлагаемые законопроектом санкции требуют дополнительного обоснования с учетом соотношения степени общественной опасности деяний»…

Но замечания правительства и робкие сомнения профильного комитета были проигнорированы. 212.1 стала идеальным орудием политического произвола.

Интересно, что будет с ней дальше? КС, которому лишь Бог судья, указал, что федеральный законодатель «правомочен» внести в эту статью УК изменения, «направленные на уточнение… оснований привлечения к уголовной ответственности за предусмотренные данной статьей преступления и мер наказания за их совершение».

«Правомочен» — значит, имеет право, но не обязан. Депутаты-единороссы (многие из тех, кто разделяет с Советом Федерации и президентом ответственность за решение 2014 года, и сейчас в строю) обращают внимание журналистов на это слово и тут же отсылают в правительство, которое, если сочтет нужным, может в течение 6 месяцев внести законопроект с поправками в статью 212.1. Но закон о Конституционном суде разрешает и самим депутатам писать проекты, направленные на выполнение решений КС, правительству достаточно их поддержать! И если уж убрать эту статью из УК вовсе власти не готовы, надо хотя бы оговорить в ней, что грозит она лишь неоднократно совершившим чреватые тяжелыми последствиями нарушения, и лишь если постановления об административных наказаниях в отношении этих граждан вступили в законную силу.

Два года назад мало кто знал упертого активиста Ильдара Дадина, из подмосковного Железнодорожного со сложным характером. Статья 212.1 превратила его в известного человека. Жена хочет, чтобы он уехал за границу и больше никуда не лез.

А если он снова выйдет на Манежную с «неправильным» плакатом? Что тогда?

Опять задержания, штрафы, 212.1, Конституционный суд, который напомнит, что он же говорил, «что так нельзя», отмена приговора?

Вот позорище-то будет…

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика