Андрей Бабицкий: Ж*па и песня

Андрей Бабицкий: Ж*па и песня 

«Евровидение» в Киеве, судя по отзывам, не превратилось в постыдный
хоровод нелепостей и провалов. А ведь этого ожидали многие, полагая, что
дикость политических процессов на Украине должна проявить себя в
организационных срывах и мелких, но множественных криминальных драмах с
участием иностранцев. 

 

Форс-мажора удалось избежать за счет того, что основной акцент был
сделан на проблемах безопасности – место проведения конкурса взяли под
охрану 10 тысяч полицейских. Таким образом, на каждого стража порядка
приходилось по шесть гостей столицы. Этого было более чем достаточно,
чтобы предотвратить любые серьезные инциденты. За все время в полицию
обратились лишь 12 граждан других стран с жалобами на мелкие кражи.
Нельзя сказать, что все прошло гладко. Без всяких шероховатостей и
неудач. Они были. 

 

Так, киевское «Евровидение» побило своего рода антирекорд посещаемости:
нынешний музыкальный турнир собрал минимальное за все годы его
проведения число иностранных визитеров – всего-то 20 тысяч. Делу не
помогло даже то обстоятельство, что Киев давно считается Меккой
секстуризма, и предполагалось, что меломаны из разных стран слетятся в
столицу Украины, памятуя и о том, что некоторые виды удовольствий здесь
обойдутся им в разы дешевле, чем на родине. Этот расчет не оправдался.

 

Было также продано рекордно малое количество билетов. В том числе
потому, что организаторы ради ажиотажа не пустили их в открытую продажу
до начала события. И желающие попасть на шоу вынуждены были приобретать
билеты у перекупщиков по завышенным ценам. После этого не помогло даже
снижение стоимости до 500 гривен, на целых 80%: трибуны остались
пустыми. Какие-то мелкие происшествия не в счет – пробки на прилегающих
улицах, длительное ожидание в очередях из-за тщательной проверки
карманов и сумок.

В один из дней полиция устроила грандиозный шмон на предмет изъятия у
посетителей российских флагов из-за того, что какой-то гость накануне
тихонько сфотографировался с российским триколором у сцены и выложил
снимок в социальные сети. Но сказать, что «Евровидение» преследовали
неудачи и на него ложились зловещие отблески нацистской клоунады,
регулярно разыгрываемой в Киеве бандеровской пионерией и ветеранами АТО,
страдающими тяжелой дислексией, нельзя.

Обошедшийся в 30 миллионов долларов конкурс был, как утверждают
большинство западных обозревателей, проведен на очень пристойном,
профессиональном уровне. Спецэффекты, оформление сцены, согласованность в
оценках жюри и зрителей – все это удостоилось похвалы. И, по всей
вероятности, ее вполне заслуживало.

 

Да, кому-то не понравились трое «из ларца, одинаковых с лица»: белые,
очень похожие друг на друга англоязычные ведущие, по мнению некоторых
западных журналистов, бросали вызов принципам европейской толерантности,
считающей обязательной в рамках подобных турниров демонстрацию
терпимости по отношению ко всем расам, народам и сексуальным
меньшинствам. Действительно, персонажи вроде Кончиты Вурст не мелькали в
толпе даже курсивом, не говоря уже об их фигуративном и заметном
присутствии.

Кто-то распространял слухи о том, что первая леди Украины
приветствовала гостей, будучи сильно не в себе, поскольку сама оказалась
в объятиях недуга, приписываемого ее супругу, – хронической нестойкости
в отношениях с горячительными напитками. Я видел ролик: Марина
Порошенко смотрелась странно, но все же скорее из-за ее английского,
звучавшего очень по-деревенски, а также желания выглядеть раскованной и
парящей над толпой. Даже заявление о беспримерной коррупции при
организации шоу, с которым неожиданно выступил председатель жюри, не
испортило атмосферы праздника.

Еще читать  Online [Free Watch] Full Movie Una (2017)

 

Подумаешь, коррупция на Украине – эка невидаль! Все эти мелочи можно было легко упустить из внимания.

 

Где-нибудь в Москве или другом европейском городе такие «заплаты» на
праздничном одеянии выглядели бы уродливыми прорехами. Но для Киева,
пережившего переворот, видевшего факельные шествия и нацистские морды
бойцов «Азова» и «Правого сектора» (организация запрещена в России). Все
это – милые нелепости, легкая, подсвеченная солнечными лучами рябь на
поверхности гнилого болота. 

Кто скажет, что Олимпиада, проводившаяся в Берлине в 1939 году, была
мрачным и глубоко античеловечным мероприятием? Большинство спортсменов,
как и певцы на нынешнем «Евровидении», знать не знали, что происходит в
государстве, куда они приехали поучаствовать в празднике спорта, силы и
ловкости. Но мне, сидящему в Донецке и выводящему эти строки, очень
сложно отрешиться от трех лет войны. От нацизма, гуляющего по украинским
улицам и в головах граждан государства, подвергающего беспощадным
обстрелам города и села Донецкой и Луганской народных республик, а также
ответственного за гибель тысяч людей, среди которых — женщины, старики и
дети. 

 

Никакие поющие в Киеве европейцы, никакие световые или шумовые эффекты
не убедят меня в том, что этот город нормален, что его элита не утопила в
крови собственный народ, единственная вина которого – желание сохранить
свои традиции, язык и культуру, уникальную идентичность, стремление
видеть территорию свободной от нацизма, который предъявил свои права на
власть на Украине.

 

За день до финала «Евровидения» в поселке Авдеевка, расположенном
неподалеку от Донецка, на территории, контролируемой Киевом, произошла
трагедия. Осколками снаряда, взорвавшимися в огороде, были убиты четыре
человека. Они как раз обрабатывали свой участок – сейчас для этого самое
время. В голодные времена выращенное на собственной земле позволяет
выжить. Кто стрелял? Порошенко, как обычно, говорит о том, что украинцев
пытаются (понятное дело, Россия) таким образом отвратить от
европейского пути.

Ничего более идиотического, по-моему, выдумать в такие трагические
моменты нельзя. Конечно, важно выяснить, кто обстрелял. Будем надеяться,
что ОБСЕ сумеет определить направление, откуда прилетел снаряд.

 

Но еще более существенным представляется то обстоятельство, что
киевский праздник, омраченный гибелью людей, не только авдеевских
жителей, но всех, кто стал жертвой обстрелов до и станет после, выглядит
для меня, пишущего из Донецка, как вакханалия кровавых вурдалаков и
водевильных нетопырей. Непосредственно виновных в пролитой крови и
легкомысленных любителей петь и веселиться, не дающих себе труда
задуматься, поверх чьего горя они плетут свои беззаботные кружева.

 

Во время финала произошел случай, который я назвал бы символом даже не
конкурса, а в целом страны, в которой во время войны проводятся шоу для
веселых человечков, отплясывающих в собственное удовольствие. Во время
исполнения песни лауреаткой прошлого «Евровидения» Джамалой на сцену
забрался живущий в Австралии украинец и оголил филейную часть. Певица
как ни в чем не бывало продолжала исполнять свой номер. Соседство и даже
некоторым образом симфония ж*пы и бессмысленного вокала – чем вам не
символ?

 

Андрей Бабицкий

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика