«Аллаху Акбар!»: приветствовали запрошенные им сроки убийцы Немцова

Максимально суровое, из предусмотренных российским законом, наказание — пожизненное лишение свободы — гособвинение попросило для киллера Бориса Немцова в среду, 12 июля, в Московском окружном военном суде (МОВС). Остальные признанные виновными коллегией присяжных, по мнению прокуроров также должны получит серьёзные сроки. Самый маленький из них — 17 лет колонии строго режима.

Сами фигуранты дела болезненно восприняли речь прокурора, а их родственники в зале уже не сдерживали слез.

"Аллаху Акбар!»: приветствовали запрошенные им сроки убийцы Немцова

Еще одно судьбоносное для пятерых фигурантов дела об убийстве Бориса Немцова заседание прошло в среду в МОВСе. Прения сторон, во время которых прокуроры предлагают объективное, по их мнению, наказание для фигурантов, прошло с аншлагом. Уже с самого раннего утра у здания суда стали собираться журналисты, адвокаты, родственники и общественные активисты. Когда собравшиеся выстроились на старте, вдруг выяснилось, что заседание если и начнётся, то значительно позже — адвокат Тамерлана Эскерханова опоздала на несколько часов. Впрочем тягостное ожидание было восполнено стремительным и насыщенным заседанием.

Самое важное в среду было произнесено устами негласного лидера тройки прокуроров — Марии Семененко. Выйдя к трибуне, она попросила суд квалифицировать действия фигурантов дела как «убийство, совершенное по найму в составе организованной группой» и «незаконное приобретение, хранение и перевозку оружия в составе организованной группы». Кроме того, она напомнила о смягчающих обстоятельствах — положительных характеристиках Заура Дадаева и Анзора Губашева, заболеваниях и наличии малолетних детей у остальных.

Затем прокурор под гробовую тишину в зале объявила сроки. Итак, пожизненное лишение свободы со штрафом в 200 тысяч рублей государство запросило для киллера политика Заура Дадаева. Кроме того, прокурор попросила лишить его звания лейтенанта и ордена Мужества.

Для Анзора Губашева (согласно материалам дела, именно он подвозил Дадаева к месту преступления) сторона обвинения запросила 23 года исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года и штраф в 200 тысяч рублей. Почти такое же наказание — на два года меньше — попросила прокурор для второго Губашева, Шадида.

19 лет колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года и штрафом в 200 тысяч рублей просила прокурор и для Тамерлана Эскерханова. Кроме того, гособвинение посчитало, что и Эскерханов не достоин носить звание прапорщика полиции.

Самые горячие споры, напомним, возникли с Хамзатом Бахаевым, который, по мнению адвокатов дочери погибшего, даже если и был причастен к преступлению, доказательства его вины в достаточном количестве предоставлено не было. Тем не менее, прокурор попросила приговорить Бахаева к 17 годам в колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года и штрафом в 200 тысяч рублей.

Еще читать  Собственники квартир смогут запретить мошенникам регистрировать сделку купли-продажи

Итак, возможно, уже завтра, 13 июля, судья, за которым окончательное слово, прислушается к просьбе гособвинения и тогда запрашиваемые сроки окажутся реальными.

Понимая это, фигуранты дела с жадностью ловили каждое слово Семененко. Ни обычных улыбок, ни шуток. Когда речь прокурора закончилась, в зале послышалось рыдание — плакала жена Бахаева, не пропустившая ни одного заседания за последнее время. Сами же обвиняемые, кажется, тоже на время потеряли дар речи. Но вскоре пришли в себя и завели старую шарманку, мол, запрошенные сроки — это слишком для невиновных людей.

— Мы будем смотреть на эту несправедливость из тюрьмы или откуда-то еще, я не знаю. Может, там умрем, может, выйдем… На все воля Всевышнего,- такими словами закончил относительно длинную речь, в которой ещё раз прошёлся по вехам своей биографии, Дадаев. Ни этом он пообещал, что ни на кого не будет держать зла.

В тоже время Анзор Губашев не был столь миролюбивым:

— Да воздаст вам Аллах!, — закончил он свою реплику, глядя на прокуроров.

— Мира, блага и добра! — пожелал всем тем, кто его поддерживал, Бахаев.

Самый жизнерадостный из всех фигурантов дела, Эскерханов, и в самый трагичный для него момент не переставал улыбаться, только на этот раз очень грустно и растеряно:

— Не знаю, что сказать… Главное, чтобы у моей матери, брата и детей все было нормально.., — сказал он.

— Я не знаю, какой должен быть человек, который запрашивает такие срока, который знает, что мы не совершали это преступление… Я надеюсь, Всевышний простит вас. Если нет, то будет наказывать и вы будете жестоким образом отвечать… Аллаху Акбар! — закончил своё выступление Шадид Губашев.

Кстати, с короткой репликой выступил и адвокат потерпевших Вадим Прохоров.

— Позиция наша осталась прежней, мы полагаем недостаточными предоставленные обвинением доказательства виновности Хамзата Бахаева, — сказал адвокат, уточнив перед этим, что не ставит под сомнение законность вердикта.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика