Акции 7 октября: почти гамлетовский вопрос к власти

В день всенародного российского праздника 7 октября (не путать с 8 ноября, это еще впереди) несанкционированную акцию в Москве никто не разгонял, не шмонал, не подавлял. Никого не закрыли! Что стало с полицией? Ей в честь «красного дня календаря» приказали быть доброй? Или власть просто поумнела?

Акции 7 октября: почти гамлетовский вопрос к власти

Все гораздо сложнее. В Питере-то силовики опять прессовали мОлодежь и пОдростков (или как у Горина в «Мюнхгаузене: «Сначала намечались торжества, потом аресты: потом решили совместить…»). Так что же лучше, правильнее — бить или не бить? Почти гамлетовский вопрос.

На самом деле это вопрос к власти. Она выбирает средства «связи», контакта с аудиторией. И тут мы ступаем на скользкую историческую дорожку «если бы…». Ведь у данной науки (науки?) нет сослагательного наклонения. А если есть?

Если бы 9 января 1905 года не была расстреляна мирная православная демонстрация под чутким управлением попа Гапона, страна бы не пришла к двум русским революциям в 17-м году, не отрекся бы царь, его бы не расстреляли? Не было бы Гражданской войны, красного и белого террора, миллионов погибших и репрессированных?

Если бы 9 апреля 1989 года не порубили в крошку саперными лопатками многотысячную акцию в Тбилиси на площади Руставели, не было бы 19 трупов (в основном — женщины), Грузия осталась в СССР? А сам СССР распался?

Если бы 30 ноября 2013-го бравая киевская милиция не разогнала бы жестоко оставшуюся кучку людей на Майдане незалежности, Украина была бы единой и неделимой, Крым — их, а президент Янукович до сих пор делил бы между своими полученный от России кредит в 15 «ярдов»?

Гипотетические вопросы. Если бы знать… А что скажут наши китайские товарищи? А китайские товарищи скажут, как русский футболист Кержаков: «Бил, бью и буду бить». Правда, Кержаков бил в мирных целях, а в 89-м в Пекине на площади Тяньаньмэнь в одночасье лишили жизни сотни и сотни студентов (до сих пор неизвестно сколько) и сказали, что так и было. Международная общественность благополучно закрыла глаза на эти зверства, а Поднебесная стала расти неимоверными темпами и превратилась в сверхдержаву.

Еще читать  Трамп объявил, что поладил с Путиным

Никто не знает, как надо, и наша власть тоже не знает. Может, недавнее противостояние полиции и народа в Каталонии их чему-то научило? Ведь премьер-министр Рахой строго придерживался испанской Конституции, но между жестким и мягким вариантом, разгоном и компромиссом, демонстрацией силы и переговорами четко выбрал первое. Он прав? «Время покажет», — как говорят у нас на «самом лучшем в мире» телевидении.

Ясно одно: нынешняя российская власть вся вышла даже не из ельцинской, а из горбачевской «шинели». И как огня, как чертика из бутылки она боится горбачевской гласности, приоткрытой форточки. Еще не старые люди из нынешнего «политбюро» отлично помнят, как все тогда начиналось: сначала горстка людей выходила, потом их стало больше, потом еще больше… В 91-м на Манежную вышел миллион человек. Именно этого наша власть изо всех сил пытается не допустить.

Никто не знает, что будет, никто не может предсказать будущее. Хотя… одно неверное движение… Нет, Жванецкий здесь ни при чем. У истории нет сослагательного наклонения.

Перспективы России не просматриваются. Все как в тумане. А может, стоит уподобиться толстовскому Кутузову в «Войне и мире»? Он выиграл войну? Народ? Нет, Кутузов (по версии Толстого) лишь отстранился, взглянул на ситуацию откуда-то свыше и просто дал случиться фатуму, судьбе, то есть тому, что и должно было произойти. Он всего лишь не мешал, покорившись воле Божьей.

…Но это там, в высях запредельных, там, в шедевре мировой классики. А на земле все прозаичнее: в Москве 7 октября не били, в Питере били. Каков будет итог? Спросите у Льва Николаевича.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика