А дельфины добрые, а дельфины мертвые: беда за кулисами шоу

Если вы этим летом отдыхали на Черном море и побывали там на представлении с морскими млекопитающими, вполне вероятно, что вы невольно поучаствовали в преступлении. Бизнес на таких представлениях становится настолько грязным, что дельфинарии стоит уже обходить стороной, чтоб его не поддерживать.

А дельфины добрые, а дельфины мертвые: беда за кулисами шоу

В середине лета 2017 года в курортный крымский город Саки приехал передвижной дельфинарий.

Открылся он на Морской улице — в районе базы отдыха «Танжер». В сооружении, представляющем собой разобранный ангар.

Ржавые металлические опоры. Ни крыши, ни навеса. Кое-где привинчены листы профнастила, изображающие стены. Между «стенами» бассейн — забетонированная ванна шириной максимум метров пятнадцать, глубиной — меньше трех.

В конце июля, когда жара в Саки была под 40 градусов, в ванну запустили животных — выученных трюкам морских котиков и дельфинов, — чтоб собирать с отдыхающих деньги за представления.

В соцсети до сих пор открыта страничка дельфинария в Саки с прейскурантом. Стоимость взрослого билета 700 руб., детского — 400. Десятиминутное купание с дельфином — 5000 руб. Фото с дельфином — 800 руб. Если на свой фотоаппарат, то 700.

Сейчас дельфинарий уже не работает — сезон закончился. Но денег организаторам срубить удалось. Отдыхающие ходили на представления в сооружение, представляющее угрозу для их жизни. Правда, не всем там нравилось. Многие понимали, что условия запредельные для животных. Кто-то из зрителей даже обратился по этому поводу в Минэкологии Крыма.

Минэкологии отреагировало, провело проверку. Проверка подтвердила: «Дельфины содержатся в условиях, не подходящих для их биологических потребностей». Мало того, у организатора нет разрешения «на содержание и разведение в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания объектов животного мира».

А дельфины добрые, а дельфины мертвые: беда за кулисами шоу

Минэкологии обратилось в суд и направило материалы для вынесения решения по изъятию животных в судебный участок №71 Сакского судебного района.

Конфискованных животных готов был забрать Евпаторийский дельфинарий и поместить в морские вольеры реабилитационного центра в заливе Донузлав.

Судебное заседание состоялось 26 сентября.

Решение о конфискации животных судья не смогла принять. Но выписала штраф организатору дельфинария на 17 тыс. руб. за то, что у него не было документов на рыбу для дельфинов, не проводилась дезинфекция обуви и неправильно велся журнал учета.

Подтасовки документов на проверках, неразвитость наших законов в отношении морских млекопитающих, безволие проверяющей и судебной власти стали причиной того, что пленникам коммерсантов — дельфинам и морским котикам — вырваться из адских условий не удалось.

***

Неприспособленные, необорудованные дельфинарии с животными, не имеющими никакого отношения к документам, представляемым пользователями, открываются то в одном городе, то в другом. Но государство пальцем не шевелит, чтоб раз и навсегда остановить жестокость и беззаконие. За дельфинов, косаток и котиков борются только общественники.

Москвичка Софья Беляева, автор петиции, которую подписали больше 55 тысяч человек, — одна из них. Ее петиция размещена на сайте change.ru. Называется она «Запретить добычу и содержание в неволе дельфинов, косаток, китов и других морских млекопитающих». К петиции приложено множество материалов по незаконным дельфинариям, обращения Софьи в правоохранительные органы и властные структуры и ответы, которые оттуда приходят.

«Я пишу запросы в государственные органы как неравнодушный гражданин, получаю ответы и черпаю из них информацию, — объяснила Софья Беляева «МК». — Также информацию я беру из статей в Интернете, от волонтеров, бьющих тревогу по поводу содержания морских млекопитающих в том или ином городе».

Из ответа администрации Саки от 20.07.2017 №Н-8/796/2, например, Софья Беляева почерпнула сведения об организаторе передвижного дельфинария, устраивавшего представления в ангаре.

«Сопряженную с демонстрацией черноморских афалин хозяйственную деятельность» осуществлял там, как выяснилось, индивидуальный предприниматель (ИП) Белесиков О.В., зарегистрированный как предприниматель в городе Иванове, а вовсе даже не в Крыму.

Черноморские афалины, развлекавшие отдыхающих в Саки, занесены в Красную книгу со статусом «под угрозой исчезновения». Содержание в неволе таких животных допускается только в целях их сохранения и воспроизводства, а также в научных и культурно-просветительских целях — в научных организациях, образовательных учреждениях, зоопарках, океанариумах, цирках. В хозяйственных целях их использовать категорически нельзя! В соответствии со статьей 60 Федерального закона №7 «Об охране окружающей среды» растения, животные и другие организмы, занесенные в Красные книги, повсеместно подлежат изъятию из хозяйственного обращения.

На бумаге все понятно и ясно. Но не в жизни. Несмотря на прописанные в законе правила, занесенные в Красную книгу животные оказались не у организации, а у индивидуального предпринимателя, и он использует их именно в хозяйственных целях — эксплуатирует, чтобы получить прибыль. При этом по документам животные ему даже не были переданы.

Индивидуальный предприниматель — физическое лицо, зарегистрированное и ведущее предпринимательскую деятельность без образования юрлица. Он не может быть никем из тех, кому закон позволяет содержать в неволе морских млекопитающих, тем более краснокнижных. ИП не может быть научной организацией, образовательным учреждением, зоопарком, океанариумом, музеем, цирком. Даже дельфинарием ИП быть не может, потому что в законодательстве РФ отсутствует понятие дельфинария, т.е. в классификаторах разрешенной деятельности нет вида деятельности, отнесенного к дельфинариям.

Двое из трех животных, участвовавших в представлениях в Саки, как выяснила проверка, находятся в пользовании у ООО «Биологическая станция» и должны содержаться в Коктебеле. Как они оказались у ИП Белесикова О.В.? Они ли это? Или это какие-то другие дельфины, выловленные тайно, без всяких разрешений и снабженные подложными документами? Куда увезли дельфинов во время судебного разбирательства?

Все это и должен был выяснить суд. Но не выяснил ничего. Только оштрафовал ИП на 17 тысяч за то, что не дезинфицировал обувь.

***

Ах, если бы дельфины, белухи, косатки, пожизненно заключенные в бассейнах, могли говорить. Они бы такое порассказали про свои злоключения.

Впрочем, многие все равно уже не смогли бы ничего рассказать.

На воле дельфины живут 25–30 лет, а некоторые и до 50. Срок жизни белух — около 40 лет. Косатки достигают возраста 80–90 лет. Но в дельфинариях редко кто из этих животных доживает до 10–15 лет.

Белухи Шторм и Штиль у того же ИП Белесикова О.В. умерли в прошлом году в возрасте 8–9 лет. Произошло это уже в воронежском передвижном дельфинарии.

А дельфины добрые, а дельфины мертвые: беда за кулисами шоу

Штиль погиб в августе 2016 года во Владимире, куда его возили на гастроли. Вскрытие проводила ГБУ «Владимирская областная ветеринарная лаборатория». Вот цитата из заключения: «острая застойная гиперемия, отек легких, геморрагический гломерулонефрит почки, зернистая дистрофия печени, острая гиперемия лимфоузлов, катарально-геморрагический энтерит. Труп животного передан 30.08.2016 ООО «Владимир Вторма Клининг».

Шторм погиб в октябре 2016 го в Воронеже. В соответствии с протоколом вскрытия «смерть наступила от остановки дыхания в результате застойной гиперемии и отека легких, интоксикации, гиповолемического шока вследствие полной непроходимости кишечника, сдавливания кровеносных сосудов, нервов, перераспределения крови на почве перекручивания и узлообразования петель тонкого кишечника, некроза стенки кишечника в месте перекрута и развития острого перитонита. Труп утилизирован 14.10.2016 на ГУП ВО «Ветеринарно-санитарный утилизационный завод Гремяченский».

Доцент кафедры микробиологии Ветеринарной академии им. Скрябина Татьяна Евгеньевна Денисенко считает: причиной их гибели стали жесткие нарушения содержания и эксплуатации животных. «Причиной смерти белухи Шторм явился острый перитонит, вызванный перекрутом кишечника с полной непроходимостью. Причиной таких патологий может быть как нарушение режима кормлений и тренировки, так и измененное поведение (паническая атака), вызванное критическими условиями содержания или перевозки.

Причиной гибели белухи Штиль послужила острая инфекционная патология, этиология которой может быть связана с бактериальной инфекцией. У китообразных в условиях неволи в 80% случаев такие патологии вызывают условно-патогенные стафилококки, а в остальных случаях стрептококк, синегнойная палочка. Развиваются такие заболевания в результате снижения иммунореактивности организма животных на фоне постоянного стресса и нарушения зоогигиены».

По мнению эксперта, зоогигиенические нормы в передвижном дельфинарии ИП Белесикова О.В. в Воронеже тотально нарушены. Животные содержатся в минимальном объеме воды, недостаточном для обеспечения нормального моциона животных и микробиологического состояния бассейна. Фильтрационные системы в бассейне не выдерживают критики. Нет вентиляции, состояние воды и воздуха никто не проверял, отсутствует квалифицированный персонал, ветеринар — это, как правило, нанятое лицо, призываемое на консультацию по необходимости в том или ином городе. Данные о возрасте и состоянии здоровья животных искажены. Нет даже ветеринарных карточек: «представлен только ветеринарный паспорт для собак на морского котика Степана с отметками о дегельминтизации».

Еще читать  СК возбудил дело о незаконном начислении зарплаты главе «Почты России»

К тому же в документах на белух неверно указан их возраст. Содержащиеся в дельфинарии у представителя Белесикова, ИП Макеева, белухи Афродита и Одиссей по документам родились в 2009 году. Но белухи старше 3–5 лет имеют чисто белый окрас, а Одиссей и Афродита серые и у них небольшие размеры, что соответствует 2–3-летнему возрасту.

Ах, если бы они могли говорить! Они бы рассказали прокурору, сколько им лет, и кто их выловил, и когда. Но они не могут ничего рассказать. А в документах на морских млекопитающих никаких идентификационных признаков не указывается. Поэтому, конечно, документ может быть совсем на другое животное, а не на то, что томится в бассейне.

Тот, на кого документ, уже, может, помер давно. А в бассейне совсем другой малыш.

Это все равно что у людей были бы паспорта без фотографий. Если год рождения там более-менее соответствует твоей внешности, без фото никто не узнает, твой это паспорт или не твой.

***

Каким образом морские млекопитающие оказываются не в морях, а в дельфинариях?

Их отлавливают по квотам. Точно так же, как отлавливают минтая, треску и крабов. Но минтая быстро убивают и съедают. А морских млекопитающих не едят, но эксплуатируют, пока они не умрут от болезней, а их трупы передадут санитарно-утилизационному заводу, или они исчезнут, или окажутся на местном мусорном полигоне.

Квоты на рыбу выдаются для осуществления промышленного рыболовства. Квоты на отлов мормлеков — для осуществления отлова в научно-исследовательских и контрольных, учебных и культурно-просветительских целях.

На рыбу квоту выдают в тоннах, на мормлеков — в штуках.

Дальнейший контроль со стороны проверяющих органов идет по одним законам и регламентам — и с промышленной рыбой, и с «просветительскими» мормлеками.

Учреждение, получившее квоту на отлов, например, трех животных, платит госпошлину и сбор Федеральному агентству по рыболовству. Суммы эти настолько незначительные, что квота, можно считать, получается бесплатной. При этом само морское млекопитающее, выловленное на бесплатную квоту, стоит огромных денег. Согласно таможенным декларациям стоимость косатки — приблизительно 1,5 миллиона долларов, белухи — начинается от 30 000 долларов.

Делать с ними можно фактически что угодно. Счастливчики, получившие квоты, могут своих мормлеков продать. Могут сдать за деньги в аренду. А могут оставить у себя в дельфинарии (если он у них есть), обучить трюкам и собирать деньги за представления.

Схема отлова мормлеков настолько абсурдная, бесхозяйственная, антигосударственная, антигуманная, что даже трудно в нее поверить.

В соответствии с Федеральным законом «О животном мире» водные биологические ресурсы в пределах территории Российской Федерации признаются государственной собственностью. Государственные чиновники фактически задаром отдают собственность государства каким-то предпринимателям, чтоб они с нее богатели, не ставя при этом им никаких условий. Не заставляя даже бережно относиться к этой собственности. Погубят моржей и белух — ну и ладно, еще выловим.

В настоящее время квоты не выдаются только на черноморских афалин. Их отлавливать нельзя, потому что это редкий, исчезающий вид. В дельфинариях сейчас могут выступать только те черноморские афалины, что родились в неволе или были отловлены в 90 х.

Тихоокеанские афалины — другой вид дельфинов, их можно отлавливать. Определить, какая афалина выступает в дельфинарии — черноморская или тихоокеанская, — возможно при помощи генетической экспертизы. Как вы понимаете, никто никакими экспертизами не заморачивается. Софья Беляева недавно обратилась в прокуратуру Ярославской области «по вопросу правомерности владения ООО «Ярославский дельфинарий» (переименовано в ООО «ИнтерСоюз») пятью черноморскими афалинами», хотя, судя по ответу из департамента ветеринарии Ярославской области, там не должно быть ни одной афалины.

В прокуратуре ответили: да, афалины есть, но «в настоящее время не представляется возможным определить отнесение афалин, находящихся в ООО «ИнтерСоюз», к черноморским афалинам», поэтому дело об административном правонарушении закрывается в связи с отсутствием состава преступления.

Проверить — есть состав преступления или нет — прокуратуре не представляется возможным, поэтому она говорит: состава нет. Логично, а чё?

Пофигизм госструктур в отношении ситуации с морскими млекопитающими приводит к тому, что она ухудшается катастрофически. Организаторы дельфинариев наглеют от безнаказанности, скрывают смерть подопечных, эксплуатируют приобретенных животных по подложным документам, что, по сути, является мошенничеством. В результате отследить «эстрадный путь артистов» становится процессом проблематичным.

В 2014 году военная прокуратура Тихоокеанского флота установила факт браконьерской добычи 11 моржат. Один детеныш потом погиб, десять были переданы на ответственное хранение ООО «УМКЭН».

Руководствуясь, видимо, личной заинтересованностью, ООО «УМКЭН» передало этих моржей в ООО «Ярославский дельфинарий» — у ООО «УМКЭН» и ООО «Ярославский дельфинарий» руководителем является одно и то же лицо. По данным департамента ветеринарии Ярославской области, четыре моржа были отправлены в Китай — не бесплатно, надо думать. Два — переданы ООО «Белый кит». Еще два уехали в Москву к ООО «Возрождение ВВЦ», а еще два — в неопределенный реабилитационный центр в Краснодарском крае.

Эти моржата — сейчас уже моржи — являются на 100% государственным имуществом. Они выловлены незаконно. Но никто их не конфисковал и в родную среду не вернул. Они не были переданы на баланс государственных зоопарков и институтов. Их передали в частные компании, там обучили трюкам, и теперь они выступают в дельфинариях и приносят прибыль частным лицам.

Зрители ходят в эти дельфинарии, платят деньги за представления, а под звуки аплодисментов и детский смех за кулисами царит смерть и боль.

***

В ближайшие месяцы Госдума будет принимать «Закон об ответственном отношении к животным».

Морские млекопитающие — позвольте мне выступить здесь от их имени — возлагали на него большие надежды. Но ничего хорошего для них в этом законе нет.

«Морские млекопитающие там не фигурируют в принципе, — отмечает Дмитрий Глазов, член правления Совета по морским млекопитающим, заместитель руководителя программы «Белуха — Белый кит». — И, безусловно, многие понятия и нормы, которые там используются, в отношении морских животных не действуют. Потому как это животные специфические, их нельзя соотнести с содержанием обычных кошек, собак, попугаев. Для них нужно выстраивать это все в отдельный порядок. В законопроекте должны быть сделаны акценты с точки зрения реабилитации, лечения, содержания и выпуска морских млекопитающих в родную среду. Этих акцентов в законопроекте нет».

***

Морских млекопитающих, которые жили в неволе, можно реабилитировать и выпускать на свободу. 18 июля, например, на южнокорейском острове Чеджу выпустили на свободу двух дельфинов — Дэпо и Гумдунга, которые 20 лет прожили в дельфинариях. Решение вернуть их «домой» было принято при непосредственном участии мэра Сеула.

Впервые в процессе участвовали российские специалисты — их пригласили для обмена опытом. «Самым важным для нас было собрать достоверные доказательства успешной реинтродукции китообразных и перенять методики у коллег из Кореи для работы в России», — отметила Татьяна Денисенко, доцент Ветеринарной академии им. Скрябина.

На Чеджу китообразных выпускают на свободу с 2013 года. Это прекрасный праздник, на который мечтает попасть каждый житель Южной Кореи.

Может быть, и у нас когда-нибудь возникнет и приживется такая традиция — выпускать в естественную среду обитания животных. Возвращать их домой и получать радость и удовольствие от того, что они стали свободными. А не от не нужных никому цирковых номеров, которые их заставляют для нас исполнять.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика