10 сентября пройдут самые «тихие» выборы губернаторов

10 сентября 2017 года выборы губернаторов пройдут в 16 регионах РФ. И почти нигде нет интриги – победить должен действующий врио главы региона. Как же так получилось, что при Сергее Кириенко, которого считали главным либералом в Администрации Президента, демократическая процедура превратилась в чисто технический акт?

10 сентября пройдут самые «тихие» выборы губернаторов

Увы, но, похоже, что выборы в России в принципе утратили популярность, как средство борьбы за власть. Да и сама власть перестала интересовать многих из тех, кто ранее так страстно за нее боролся. Речь, прежде всего, о тех, кто рассматривал властные посты в качестве инструмента извлечения прибыли. Сегодня инвестиции в должность губернатора, а уж тем более в депутата Госдумы – нерентабельны. Как вернуть вложения в кампанию? Если нет каких-то конкретных лоббистских интересов, то любая высокая госдолжность в наше время может стать только обузой. Статус депутата больше не дает неприкосновенности, а должность губернатора монополии на региональный бизнес. Пример – губернатор Иркутской области Сергей Левченко, который избравшись в протестном регионе реализует ФЦП и программы федерального правительства, причем гораздо успешнее своего предшественника из «Единой России». Секрет прост, в нынешней ситуации тому же Левченко не до политической борьбы. Он своеобразный технократ, который должен реализовать президентские программы, но при этом и спрос с него выше, чем с лояльных Кремлю младогубернаторов.

Некоторые из тех, кто должен избираться в этом году на пост главы региона, и вовсе не приспособлены к реальной политической жизни. Тем не менее, и Президент, и губернаторы должны проходить через этот обряд, назовем его «принятием населением». Суть его проста: нужно доказать свои бойцовские качества, прогнать свою программу через призму критики оппозиции, собрать весомую группу поддержки. Да, провести выборы без явного выбора – сложная задача, но вместе с тем, сам ритуал призван решать массу накопившихся в обществе проблем.

Возьмем, к примеру, Республику Бурятия. Там врио губернатора Алексей Цыденов отказался от борьбы со своим главным конкурентом коммунистом Вячеславом Мархаевым. Выдвиженца от КПРФ сняли при прохождении муниципального фильтра, то есть, кандидат от власти не принял бой не только от сильного соперника, но и от стоящей за ним части элит. Чем это может быть чревато? Во-первых, в следующем году в Бурятии пройдут выборы в Народный Хурал и коммунисты могут серьезно увеличить свое присутствие в местном парламенте. Ведь теперь за ними стоят не только обиженные местные элиты, но и обиженные избиратели, которым вместо КПРФ попытались подсунуть фейковую партию «Коммунисты России».

Схожая ситуация в других регионах со слабыми руководителями. В той же Свердловской области врио губернатора Евгений Куйвашев пошел на все ухищрения для зачистки политического поля и, скорее всего, в следующем году получит реакцию на свои действия. На тех же выборах в гордуму Екатеринбурга. Глава Республики Карелия Артур Парфенчиков также постарался договориться со всеми участниками политического процесса, от выдвинувшихся кандидатов (часть из которых снялась в его пользу) до реальных соперников вроде Ирины Петеляевой из «Справедливой России». Да, хитрая игра позволит ему победить на выборах, но как такой слабый губернатор намерен в будущем бороться с политической оппозицией Карелии? Ходят слухи о том, что Парфенчиков является одним из кандидатов на пост генпрокурора России, но готов ли он будет занять эту должность, если не справится с проблемами «на земле»?

Схожие проблемы есть и у других губернаторов, чьи нынешние должности рассматриваются как карьерные трамплины. Речь о врио губернатора Пермского края Максиме Решетникове и врио главы Удмуртии Александре Бречалове. Их основная задача – проявить себя в решении накопившихся проблем, стать «разводящими» в среде местных элит, которые в обоих регионах достаточно скомпрометированы. Но смогут ли это сделать губернаторы, чьи выборы прошли по стандартной схеме «сухой явки» и зачищенного поля? Тот же Решетников избирается в Перми по договоренности с главным местным оппозиционером Дмитрием Скривановым. Сможет ли он после этого вести себя независимо от договоренностей с этой третьей силой? Тот же губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов, являясь кандидатом в целом с позитивным рейтингом, берет на себя определенную нагрузку по согласованию с местными элитами действующего городского руководства Ярославля во главе с мэром Слепцовым. Т.е. все ошибки Слепцова отныне будут проецироваться на действующего губернатора, который и так побеждает лишь в договоренности с соперником от «Справедливой России» Анатолием Грешевниковым, который отказался от участия в выборах. Как, кстати, и в Марий Эл, где КПРФ вовсе не стала выставлять своего кандидата против «единороса» Александра Евстифеева, дабы тот совершенно случайно не победил неопытного врио губернатора. За это кандидату от коммунистов Сергею Мамаеву разрешили бороться в Кировской области с Игорем Васильевым, так что Вятку можно причислить к одному из самых конкурентных регионов России.

Еще читать  Минобороны Японии: КНДР обладает потенциалом для признания ядерной державой

Несколько лучше обстоят дела у тех глав регионов, которые структурировали собственные электоральные кампании. В том же Севастополе Дмитрий Овсянников начинал очень тяжелую кампанию, которую вполне мог проиграть. Но по ходу скорректировал многие свои позиции, тем самым, попытавшись обосновать свои позиции перед местным населением. Учитывая протестный статус Севастополя, добиться этого было непросто. Как, впрочем, молодым губернаторам Калининградской области Антону Алиханову и Новгородской области Андрею Никитину, которые сумели извлечь из своей молодости определенный профит. Точнее, они сформулировали некоторые идеи, которые хорошо ложатся в существующие концепции развития и могут быть реализованы в соавторстве с действующими элитными группами. Т.е. напряжение в элитах было снято за счет вовлечения их в избирательные процессы на стадии кампании. К ним можно отнести и более опытного губернатора «второго срока» Сергея Жвачкина (Томская область), который, несмотря на тихую кампанию, сумел решить основные вопросы на уровне элит и теперь готовится выиграть выборы в тихой борьбе.

Наиболее стабильны действующие губернаторы – Мордовии (Владимир Волков), Белгородской области (Евгений Савченко) и Саратовской (Валерий Радаев). У них все должно пройти по стандартному сценарию – средне высокая явка (35-45%) и высокий процент голосов за основного кандидата. Тот же Савченко вполне может получить результат близкий к 80-90%. Вторым может стать Волков (70-80%), а третьим Радаев (60-70%). Однако эти впечатляющие результаты не снимают вопрос конкуренции внутри местных элит. Например, кто же все-таки выступит в роли преемника Савченко на грядущих выборах? Или кто может противостоять Волкову в Мордовии в случае ухода его главного лоббиста Меркушкина с поста губернатора Самарской области?

Как мы видим, грядущие выборы порождают больше вопросов, чем ответов. И главный из них, к чему приведут выборы без выбора? Обострят ли подковерную грызню местных элит? – несомненно. Найдет ли подобное положение вещей выход в грядущих кампаниях муниципального и регионального уровней? – безусловно. Возможно даже в президентской — ведь многие местные силы захотят подпортить авторитет новоизбранных губернаторов тем, что помогут снизить результаты грядущей президентской кампании. Ведь именно под брендом Путина избираются молодые и мало кому известные технократы, которые и станут объектами атаки местных элит в ближайшие годы. Такое «тихое противоборство» федеральных и местных групп вполне может привести к возрождению третьей силы – российского федерализма, о необходимости которого в последние годы говорит все больше и больше экспертов.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика